часть 1      часть 2     часть 3     часть 4     часть 5




Проблемы лицензирования. Раньше врачи были врачами и не было лицензирования. Сейчас появился огромный аппарат лицензирования, а врачи стали иметь более ограниченные возможности. В доперестроечное время лечили только врачи и не было колдунов. Сейчас появилось лицензирование, якобы призванное защитить больного от непрофессиональных воздействий, а в реальности получается, - процветают йоги и колдуны. Вот, читаем приложение № 1 к временному перечню видов медицинской деятельности, подлежащих лицензированию, к приказу № 270 Минздава Российской Федерации 1997 года - допускается к лицензированию энергоинформатика. Что это такое? - Ясно, что. Энергоинформационные поля, биоэнергетика, биоэнерготерапия, экстрасенсорика, астрология и прочее колдовство. Так зачем же нужно тогда лицензирование? Создание лицензирования отнюдь не означает защиту прав больных. Опыт подсказывает, куда направлено жало медицинской политики конца 20 века. Лицензирование - это инструмент расправы. Например, однажды была закрыта лечебная организация, в которой работали два крупнейших ученых, профессора, доктора медицинских наук по причине якобы... незаполнения карточек! На самом деле это, была битва за помещения, в которой органы лицензирования использовались в качестве уничтожающего оружия. Но это - частный случай. Куда же направлено это оружие на государственном уровне? Посмотрим попристальней.


В области лечения оно направлено на превращение медицинских учреждений России в органы бесплатной рекламы продукции фармацевтических фирм, работающих на владельцев мирового кошелька. Больные выполняют роль потребителей. И большинство из нас, врачей, к сожалению, это старательно исполняет. Кто не согласен - выбрасывается за борт страхолицензированного корабля. В области аптечного дела очевидно активное торможение отечественных препаратов и громадная распродажа зарубежных. Более всего тормозится главный конкурент - отечественные травы. Потому что больной в нашей стране не имеет права пить настои отечественных трав по назначению своего врача, он обязан пить зарубежную "химию", или, на худой случай, отечественную, но "химию". "Химия" фактически объявляется безвредной.


Между тем, комитеты по лицензированию все больше и больше препятствуют развитию отечественной фитотерапии. В первый год появления контролирующих организаций давалась лицензия на все сразу: на сбор, хранение, реализацию, фасовку и изготовление сборов из лекарственного растительного сырья. Через два года хитрые комитеты подробили лицензию на три - на сбор трав получайте разрешение в одном месте, но хранение и реализацию в другом, на фасовку и изготовление сборов в третьем. И добавили еще - в каждой области по стране делать отдельные сертификаты на каждую траву и не принимать сертификатов от других областей. - Не означает ли это, что каждая контрольно-аналитическая лаборатория отказывает в признании профессионализма всем остальным? И в каждой области страны необходимо получать лицензию отдельно. - Не означает ли это, что каждый областной отдел по лицензированию отрицает дееспособность любого другого? Сущность этого абсурда ясна: выкачать как можно больше денег, в конечном счете из кармана больного. А защищать этого больного от непрофессионального лечения, как показывает жизнь, мало кто заинтересован.


Итак, мы должны помнить, что князь мира сего не дремлет и создает препятствия. Врач без лицензии якобы не имеет права работать, даже с дипломом, хотя бы у него было 10-20 лет стажа и пачка специализаций по разным направлениям медицины. В то же время колдун получает маленькую липовую бумажку о якобы курсах "массажа" и - делает с больным все, что хочет. Почему так происходит? - Врач, отучившись 10 лет в школе, 6 лет в медицинском институте и седьмой год в интернатуре, вынужден часто продолжать учебу на факультете усовершенствования врачей. Затратив такое огромное время (и деньги) на свою специальность, врач, конечно, боится эту специальность потерять. Он вынужден получать лицензию из страха. Мы обозначаем этот феномен: "страхолицензирование". А экстрасенсу терять нечего. У него нет диплома, нет специальности, нет профессии. Он однажды проснулся ночью и почувствовал контакт с космосом. И космос диктует, как ему лечить диэнцефальный синдром с вегетативно-висцерально-сосудистыми расстройствами и прочее в таком же духе. И процесс лечения он обзовет не лечением, а любыми другими словами: "На вас сидит астральчик. Давайте я отолью на воске...Это бесплатно. А вот эти травки попейте, это стоит столько-то. И повесьте чертополох на дверь: от него черти разбегутся."


Нельзя сказать, чтобы лицензирование было совсем не нужно. В реальности действительно, среднестатистический врач не знает проблем клинической фармакологии и не считает себя ответственным за разрушение здоровья пациентов. Его мало интересуют проблемы метаболизма препаратов, периоды полувыведения, токсическое действие большинства препаратов из-за неправильной дозировки или неправильного сочетания. Точнее можно бы сказать, усталому врачу некогда над этим задумываться, потому что под дверью - очередь.


Можно бы поверить в благонамеренность комитетов по лицензированию, в их честную попытку улучшить медицину и защитить права больных, если бы:


1) разрешение на применение фармакопрепаратов давалось врачам, сдавшим экзамены по клинической фармакологии, потому что не знающие клинической фармакологии подобны кораблям, плывущим в полном тумане - сами не тонут, а других давят;


2) расчеты доз препаратов проводились по клиренсам кретинина или антипирина и контролировались лабораторией, что означает фармаколечение только в крупных центрах;


3) применение антибиотиков проводилось только после высева флоры на чувствительность к антибиотикам, что означает наличие бактериологической лаборатории при таких же крупных центрах;


4) врачами сдавались экзамены на побочные действия лекарств; и т.д.


Но если честно признаться, даже эти четыре пункта означают уже почти повсеместное закрытие больниц на территории всего государства на два года как минимум. И неоткрытие большинства из них вообще. Уровень медицины на местах известен. Но чтобы не выполнять своих прямых обязанностей, лицензионные комитеты превратили процесс получения лицензии в формальность и отбирание денег у без того нищей медицины. Да и откуда они наберут столько экспертов, знающих клиническую фармакологию? - Хорошие спецы нужны в лечебном, а не в бумажном деле. Клиническая фармакология - еще новая наука, быстро растущая в некоторых развитых странах, потому что мир понял, что применение даже двух лекарств одновременно - это "темный лес безлунной ночью", в связи с их взаимодействием между собой в человеческом организме. А некоторые врачи назначают таблетки горстями! Но о полипрагмазии (несочетаемости) многие только лишь говорят с умным видом, ничего не предпринимая практически.


Совершенно не выполняет своего предназначения лицензирование аптек. Сотни токсических препаратов разрешены к продаже, а сотни нетоксичных трав запрещены к продаже в аптечной сети. Вредное можно, а безвредное нельзя. Например, панадол якобы "эффективен и безопасен", его можно85, а березовый лист - нельзя. Хотя всем известно, что парацетамолсодержащие средства опасны и вредны. Мне известен случай, когда фирме, продающей панадол, было предложено сдать его на проверку на субхроническую токсичность в химфарминститут. Но представители фирмы отказались, потому что проверку панадол может не пройти, - они это знают. И контрольно-разрешительным органам выгодно разрешать продажу опасных западных препаратов и невыгодно разрешать безопасные отечественные травы.


Проблемы финансирования медицины. Налогоплательщику возможно небезынтересно узнать, как расходуются его средства. Знакомство с затратами медицины хочется изложить простонародным языком, чтобы не перегрузить мысль специальными словами. Куда же идут средства здравоохранения?


1. Административно-бюрократический аппарат органов здравоохранения. Изучая время, затраченное в рабочий день чиновника, надо различать долю работы по существу (организация здравоохранения) и долю на аппаратные игры во власти, либо на устройство личных интересов, либо на обслуживание сильных мира сего. Например, звонит главному врачу председатель госкомимущества, что-то просит, а главный врач отвечает: "Сейчас, Ниночка, все сделаем, в течение часа будет готова отдельная палата. Привози свою подругу. Или выслать "скорую"? Можем помочь..."


2. Органы лицензирования и аккредитации. Кроме всего выше сказанного в адрес этих органов, нужно напомнить читателю еще об экспертах, которые привлекаются этими органами. Что это за люди? Почему у них есть время разъезжать туда-сюда? - У хороших специалистов острый дефицит времени, так как очень много больных, желающих к ним попасть.


3. Страховые фирмы. Промежуточное и совершенно ненужное учреждение распыления денежных средств. Огромное количество страховых фирм создало огромную путаницу, и теперь в разных учреждениях невозможно получить медицинскую помощь по страховке. Это ваша "страх" кампания, а это наша "страх", - мы к вам никакого отношения не имеем, а вы к нам никакого отношения не имеете. И больные платят. Страх как платят. Не следует забывать, что в доперестроечное время все граждане СССР имели право лечиться в любой больнице СССР. В обычный заурядный райцентр заезжали болящие со всех концов громадной страны и получали медицинскую помощь. Из Москвы, с Украины, из Казахстана, с Петропавловска-Камчатского, независимо от национальности. И получали больничный лист за подписью главврача или начмеда райбольницы. Это была реальная гражданская СВОБОДА получать медицинскую помощь.


Я не идеализирую советскую организацию здравоохранения, но вместе с тем вижу, что недостатки старой системы здравоохранения в большинстве своем перешли в новую систему. Например, избитый вопрос о регистратурах. В последние десятилетия советской власти информация о больном хранилась в амбулаторных карточках, которые находились в регистратуре. Больной приходил, обращался в регистратуру, брал карточку и шел к врачу. Теоретически выглядело это нормально, но практически происходило следующее. Больной проходил обследования, лечение, подклеивались результаты анализов, выписки после стационарного лечения, карточка росла с годами, превращалась в толстый том, но... однажды карточка терялась раз и навсегда. И больной человек снова входил в кабинет к врачу "голенький", как чистый лист белой бумаги. Специалисты поймут в чем дело: за отведенные 8-12 минут приема практически невозможно разобраться с больным и восстановить картину многолетнего развития болезней. Нужны прежние записи. Таким образом, больной человек получал непродуманные назначения и в результате выталкивался на улицу вместе со своими проблемами. Известно, что недовольство росло и в перестроечное время был выпущен хороший приказ Минздрава о том, что любой больной человек имеет право медицинские документы хранить дома. Но приказ и по сей день не выполняется, потому что на местах органы здравоохранения творят обычный свой произвол. Вот свежий вчерашний пример.


Женщина с сыном наняла за последние копейки машину и пробилась сквозь снега из хутора в райцентр в поликлинику. В 7 утра заняла очередь. Выстояв три часа, она вошла к врачу, но тот заявил, что нужно взять карточку. Женщина спустилась в регистратуру. Там ей объяснили, что карточка в подростковом кабинете, который работает с 13.00. Дождавшись указанного времени, женщина с ребенком долго стучала в дверь подросткового кабинета. Проходящая мимо санитарка сказала, что в кабинете врача нет и не было, а там работала только медсестра. А медсестра болеет. Так круг замкнулся. После двух часов дня врач, куда первоначально отстаивала очередь женщина, уже ушел. Нанятая машина уехала обратно, не дождавшись. И пошла женщина с голодным и плачущим ребенком по заснеженным улицам к дальним родственникам проситься на ночь, потому что автобусы в этот день не ходили, а завтра, возможно, "пробьют" дорогу на хутор трактора. "Ну как, вылечили?" - язвительно спросили родственники. "Как же, вылечили," - стиснув зубы ответила женщина. И, уже почти в слезах, проговорила: "А еще медицину хотят сделать платной!"


Женщина позже еще предпринимала попытки прорыва сквозь метель к светилам медицины райцентра. Следы карточки терялись то в кабинете медстатистики, то у заведующей поликлиникой... В итоге карточка исчезла окончательно.


4. Наука. Кроме необходимых исследований высокоэффективных малозатратных методик лечения болезней значительное количество ученых занимается исследованиями малоэффективных высокозатратных методов лечения. И среди таких ученых могут встречаться настоящие подвижники своего дела. Однажды на факультете усовершенствования врачей нам читал лекцию профессор, который исследовал методы детоксикации при простуде с помощью гемодиализа. Этот отчаянный человек даже пропустил свою кровь через аппарат, чтобы доказать якобы абсолютную безвредность гемодиализа и возможность применять этот опасный метод при простуде (которая как известно, часто проходит сама). Но ему убедить слушателей удалось... в обратном. Было нечто в этом добром человеке, что заставило нас пожалеть его. Говор его был замедленный, взляд затуманенный, в речи были непонятные паузы и по всему видно было, что этот человек сделал с собой нечто непоправимое, которое нанесло ущерб психике, а возможно и здоровью. Большинство слушателей на его примере поняло, что гемодиализ - это опасный метод, пригодный только для лечения реанимационных больных. Но таких подвижников, которые экспериментируют на себе вплоть до заражения себя чумой - мало. Гораздо чаще в теперешней "свободной" науке стали встречаться другие "ученые". Как-то однажды стоим мы с аспирантом одного из институтов в фойе на первом этаже. Аспирант говорит: "Вы знаете, чем занимаются все десять этажей над нами? Десять этажей врачей доказывают, что зарубежные лекарства эффективны и безопасны. Дают такому кандидату наук две-три тысячи долларов на два года, и он кормит своих больных в палате "антиумином" и пишет научную работу: "эффективность и безвредность антиумина у таких-то больных". А что делать, семью-то кормить надо".


5. Статистика. Расходы на статистику необходимы, однако с точки зрения центрального понятия "вылечить" статистическая отчетность не всегда соответствует действительности. Количество больных, навязываемое для приема врачу по статистическим меркам (один больной в среднем на 8-12 минут) бессмысленно с точки зрения исцеления. Но короткий отрезок времени точно соответствует следующему смыслу: зашел больной, получил пачку рецептов, вышел и пошел в аптеку. Секрет ясен: минуты, данные врачу, как раз явно предназначены для оформления записей и программирования болящего на покупку лекарства.


6. Медицинское оборудование. Диагностическое оборудование - мечта и необходимость каждого врача. Затраты на него в большинстве случаев оправданны. Однако, затраты на "лечебное" оборудование: амплипульсы, электрофорезы, магниты, диодинамики, электросны и пр. в большинстве случаев неоправданны. Вот такой монстр медицинской промышленности, как галокамера, якобы искусственная соляная пещера, предназначенная для лечения бронхиальной астмы, - очевидно предназначена для выбрасывания денег на ветер в силу своей неэффективности. Тем более, если взять коэффициент целесообразность = эффективность\затратность, галокамера будет в такой лидирующей нецелесообразной группе, что тяжело думать, что практически лишили самого необходимого "скорую", реанимацию, хирургию и роддом ради сомнительных достижений якобы "прогрессивной" лечебной технологии.


7. Рэкет. Это дополнительное бремя расходов медицины налогоплательщики тоже должны иметь ввиду, потому что главные врачи ряда городских больниц платят бандитам, принявшим респектабельные формы охранных структур. Необходимо понимать, что оплата может быть не только в виде наличных сумм ежемесячно, но также и в виде бесплатного лечения как самих рэкитиров, так и их наложниц, регулярно посещающих подшефные больницы либо в связи с венерическими болезнями, либо в связи с абортами.


8. Лечебное дело. Наконец, мы дошли до одной восьмой части затрат налогоплательщика - собственно лечебного дела. Написав предыдущие семь пунктов, я немного расчувствовался и хотел было только завершить главу добрыми словами врачам, медсестрам, санитаркам, водителям, инженерам, прачкам и прочему персоналу, которые ежедневно осуществляют подвиг медицинской помощи болящим на свою одну восьмую часть финансирования. Однако, не могу погрешить против истины и продолжу рассмотрение расходов. Значительная доля средств уходит на содержание "дилеров"-распространителей зарубежных фармацевтических фирм. Хочу пояснить. Предположим, заходит в кабинет больной. Врач его расспрашивает: паспортные данные, жалобы, осматривает, записывает в карточку. И в конце выписывает рецепт. Например, панадол, который "эффективен и безопасен". Но мы-то уже знаем, что он малоэффективен и опасен. Следовательно, смысл всего врачебного приема, - продать панадол. А так как от него не выздоравливают, следовательно, целебного смысла такого приема нет. Другой вопрос, что больной пообщался с врачом и услышал доброе слово. - Это лучше. Или, как говорят благодарные довольные старушки в участковой больнице: "Он мне давление померял, послушал и пошшупал. Ка-акой внимательный!" Это - ценность для болящего человека.


Надеюсь, Вы не утомились читатель, от критического взгляда автора. - Я вовсе не хочу обвинять Реальность, мне хочется показать ее такой, какова она есть, с максимально возможной объективностью. Потому что, работая в разных уголках нашего Отечества, я целенаправленно изучал вопросы эффективности медицинской помощи. Давайте дальше рассмотрим попристальнее, какая же доля расходов налогоплательщика идет собственно на процесс лечебный. Мы остановились на одной восьмой? - Но выяснилось, что реклама продукции западных фирм может не соответствовать лечебному процессу. Пусть это парацетамолсодержащее средство (панадол, колдрекс, фервекс, эффералган, тайленол и пр.) больной попринимает, но простуда либо пройдет сама, либо усилится от негативных свойств парацетамола (иммунодепрессия и нефротоксичность). Но может от него появиться и аллергия. Тогда болящий еще придет к врачу - лечить аллергию или иммунодефицит. Получается, что предыдущий прием был не только лишним, но и вредным, так как простуда могла пройти сама, а назначенное врачом средство привело ко второму заболеванию. Так какая же доля налогов ушла собственно на целительный процесс: одна восьмая? Одна шестнадцатая? Одна сотая? - Я не берусь сказать точную цифру, но рассмотеть этот вопрос имею право.


Если бы власти действительно хотели улучшить медицинскую помощь населению, они бы в срочном порядке закрыли ненужные страховые медицинские фирмы и не выполняющие своего предназначения комитеты по лицензированию и вернулись на доперестроечные принципы финансирования. Одновременно сократили бы расходы на электротерапию на 90%. И перебросили средства на "неотложку", реанимацию, хирургию, роддом и прочие более необходимые службы.


Впрочем, вопросы улучшения организации общепринятой медицины не являются предметом рассмотрения данной работы. Я отвлекся, потому что происходящие перемены в здравоохранении задевают нас, русских врачей, за живое. И просто захотелось высказаться, коль подвернулся подходящий случай. Прошу меня простить за излишнюю горячность.


Нас, православных врачей, больше интересует судьба простого человека. Однажды приехал с хутора человек. У него месяц назад обострился синусит, и рабочий совхоза пошел в больницу. Там ему дали несколько рекламных проспектов иностранных лекарств (называемых рецептами), но в аптеке, подсчитав, он решил, что его семейному бюджету не под силу такое бремя. Тогда он провел собственный метод лечения синусита: пришел в мастерскую, попросил знакомого сварщика, тот зажег электрод. Рабочий закрыл глаза ладонями и приблизил лицо к зажженному электроду. Через некоторое время кожа на лице обгорела и слезла, а рабочий высморкал полстакана гноя и получил облегчение. Когда он мне это рассказывал, то было видно, что был доволен облегчением. Тем более, что его метод удался ему второй раз.


Итак, наблюдая все это питье керосина, растительного масла с водкой, самовыдергивание зубов, помазывание кипящей смолой и вырезание лезвием псориатических бляшек и т.д. и т.п., сердце православного врача страдает и ищет своего пути, пути результативности лечебной и теплоты душевной. Спаси, Господи, люди Твоя!


Нас заставили медицинскую помощь рассматривать только с коммерческой точки зрения. Чтож, продолжим. Вот, например, лечение язвенной болезни. Амбулаторный курс для болящего стоит сегодня (1999 год) 500-1000 рублей при покупке препаратов типа циметидина, вентера, омеза, де-нола и прочих. В то же время травное лечение по себестоимости составляет 3-5 пакетиков по 75 грамм сборов трав по 4 рубля каждый, итого 12-20 рублей. Таким образом, химикофармакологическое лечение в амбулатории для кармана больного дороже в 25 - 80 раз. Или, например, лечение герпеса химико-фармацевтическими препаратами ацикловир (зовиракс), гормональными мазями стоит 150 - 300 рублей, в то время как фитотерапия 2-3 пакетика в месяц и 20 грамм масляного настоя чабреца стоят 15 - 20 рублей. Общепринятое лечение в 7-20 раз дороже. Или, например, лечение дисгормонального синдрома при климактерии у женщин препаратами 200-500 рублей, а травами 2-5 пакетиков: в 20-50 раз дешевле. Дороговизна многих каиновых методов лечения даже отмечена в научной литературе термином "врачебное расточительство"94. Куда бы мы не посмотрели, при сравнительной эффективности обоих направлений лечение диетой, травами дешевле для кармана болящего в 10-50 раз. Вот эти 1000 % - 5000 % и есть цена одного из крупнейших обманов в истории человечества - навязывания сплошного, без разбору, лечения каиновыми методами больных, плюс громадный бюрократический аппарат. Поэтому каиновы методы всегда будут поддерживаться князьями мира сего. А при баснословных барышах зарубежного кошелька наш народ будут продолжать обманывать ложным понятием об инвестициях.


Но не следует отчаиваться или сердиться по этим вопросам. Не наша ли вина, что опустели храмы Божии? Не увлеклись ли мы "научным прогрессом"? Вспомним пророка Исайю: И дам им отроков в начальники, и дети будут господствовать над ними. И в народе один будет угнетаем другим, и каждый ближним своим(Ис. 3, 4-5). Необходимо нам, православным врачам, работать на благо больных. Вера без дел мертва. (Иак. 2, 26) А мы, врачи, по счастью, обладаем самой благородной в мире профессией, имеем возможность каждый день помогать страдающим людям. Православный взгляд на проблемы медицины. Собственно, тот факт, что медицина малорезультативна, никогда не был открытием для мудрых людей с большим жизненным опытом. Конечно же, православное священство - всегда имеет многолетний опыт близкого доверительного общения с людьми, и именно православные священники могут реально оценить истинную результативность медицины. Епископ Варнава, почти наш современник (преставился в 1963г), в своей книге "Православие" (Ново-Голутвин монастырь, 1993) пишет:


"Чтобы не хворать, надо жить согласно с природой, т.е. воздержно. А если ты заболел, то лечись не лекарствами, т.е. ядами (чего и сама официальная медицина не скрывает), а естественными средствами, - иными словами, помогай самой природе бороться за тебя с болезнью. Никакой медицины, в том смысле, в котором она восхваляется у культурных людей, не должно быть. Она не пользу приносит, а только вред; а в тех случаях, когда человек выздоравливает, происходит настоящее чудо, - человеческий организм борется и побеждает не только самую болезнь, но и разрушительные действия прописываемых ему лекарств!..


...Таким образом, очевидно, что лекарства (за исключением целебных растений - трав, корешков, побегов, листьев, цветов, плодов и проч., действие которых на человеческий организм хорошо изучено и испытано) не могут излечивать никакие болезни. Случаи наступления полного выздоровления после употребления лекарства доказывают только, что целительная сила природы была настолько велика, что могла одолеть одновременно и болезнь, и вредное влияние лекарства. Можно с уверенностью сказать, что такой больной выздоровел не благодаря лекарству, но вопреки ему, исключительно обязанный этим своей жизненной силе.


Духовно-динамические силы, вызывающие болезни - это Ангелы или бесы. Дело в том, что никакие болезни и никакие бациллы не могут повредить человеку, если не будет на то воли Божией или попущения. На это мы в Библии находим замечательные примеры: 2 Пар. 21, 12-14; Иов 2, 6-7 и др. Эти добрые и злые духи и являются, по повелению или по попущению Божию, главными возбудителями болезни. А когда в Промысле Божием не положено нам страдать, то те же бациллы не причиняют нам вреда. Сколько мы их глотаем ежедневно вместе с воздухом, пищей, чрез прикосновение, но заражаются только те, кому положено. Старца схиархимандрита Гавриила Спасо-Елеазаровского монастыря врачи нарочно заражали из ненависти потихоньку дурной болезнью, да ничего не вышло.


Прибавим только несколько слов о признаках, по которым можно отличить, какая болезнь от Бога, какая от диавола. Если в болезни страсти не беспокоят человека, то такая болезнь от Бога, ибо она уничтожает телесную брань, и телу в этом случае можно оказать послабление, не боясь блуда или чревоугодия. А если, несмотря на то, что тело мечется от боли и жара, действует одновременно и страсть в нас, то дело ясно - болезнь от бесов, и в этом случае поблажки телу не должно быть, потому что снисхождение еще более увеличит брань. На болезнь здесь нечего смотреть, иначе, помогая телу, повредим душе. Если же, наконец, причина изнеможения телесного очевидна, например, от причинения себе ран, тяжелого труда, изнеможения и проч., можно успокоить тело, но осторожно, помня, что бесы рядом наблюдают за нами и примешивают свое.


...Грех, живущий в нас и который мы не хотим выкинуть вон, но всячески питаем его и услаждаемся им, несмотря на это мстит за себя. И болезнь есть один из видов наказаний за грехи. Никаких болезней с нами не приключилось бы, если бы мы не грешили. А если бы, почему-либо, и случилось с нами нечто подобное, то врачей бы звать не нужно было. Сам Бог бы нас исцелял непосредственно. Порукой в том Он Сам. И сказал (Господь): Если ты будешь слушаться гласа Господа, Бога твоего, и делать угодное пред очами Его,.. то не наведу на тебя ни одной из болезней,.. ибо Я Господь, целитель твой. Исх. 15,26.


Русский Православный медицинский проект.


Брат спросил старца: "Есть два брата, один безмолвствует в келлии, продолжая пост до шести дней в седмицу и много налагая на себя трудов; другой же служит больным. Чье дело более приятно Богу?" Говорит ему старец: "Хотя бы тот брат, который держит пост в течение шести дней, за ноздри подвесил себя, и тогда он не мог бы сравняться с тем, который служит больным."
Древний патерик. С. 378. № 21.


Однажды по телевидению мне довелось просмотреть передачу, в которой крупный руководитель здравоохранения обратился с просьбой к многомиллионной аудитории: "Медицина нуждается в помощи, срочно присылайте новые проекты и новые решения проблем медицины". Судя по тону и мимике, это был едва ли не крик души. Однако, при изучении вопросов организации здравоохранения, перед наблюдателем четко очерчиваются два разных направления.


Первое направление - это помощь учреждениям здравоохранения, которые представляют собой помещения, аппаратуру, многочисленные бюрократические надстройки, комитеты и т.д. Для сохранения всей этой огромной машины руководители идут на любые способы доставания денег, и вся их логика упирается в финансирование. Однажды я был свидетелем, как руководитель одного исследовательского института медицинских проблем, человек со званиями и регалиями, уговаривал двух иностранцев дать ему денег. Маленькие иностранцы шли важно и молчаливо, а русский профессор высокого роста, крупный, склонился над ними, быстро семенил ногами сзади, что-то доказывал, и было по всему видно, что он был готов на все, чтобы только спасти громадную махину института... Дело совсем не в этом профессоре, который возможно и был неплохим человеком и одновременно пытался спасти работников, сидящих без зарплаты. Суть в другом. - Здравоохранение полностью переведено на сверхдорогие малоэффективные и опасные каиновы методы лечения и нет новой концепции реформы. Всегда получится концепция "дайте больше денег". Это тупик.


Итак, мы не собираемся попадать в этот тупик и сферой приложения наших сил является второе направление: помощь не учреждениям здравоохранения, но больным людям. Помощь людям - ЭТО РЕАЛЬНО.


Инициатива. Инициатором приходского лечебного дела может стать только медицинский работник (врач или медсестра) который почувствовал в себе зов сострадания к соотечественникам. Жизненный опыт подсказывает, что ждать решения этого вопроса сверху бессмысленно, так как различного рода медицинские администрации в искусственно созданном мире каиновых проблем забыли о результативности и доступности медицинской помощи. Необходимо получить благословение священника местной церкви, прихожанином которой является лечебник.


Практика первой ступени опыта может быть обозначена как первый год работы. Лекарь укрепляется в новом взгляде на патологические процессы, из коего вырастет более широкое понимание проблем пациента. Для этого, в первую очередь, необходимо постоянно регистрировать и анализировать побочные эффекты и недостатки каиновой медицины в процессе приема болящего. В течение первого года станет ясно, что катамнестически каинова медицина неоправданна. Тем более это становится очевидным далее, при многолетнем наблюдении одних и тех же болящих. Одновременно следует постоянно изучать работы по фитотерапии и лечебному голоданию(РДТ)95. Начинать практику нужно с себя. Обязательны посты, в том числе, если есть проблемы со здоровьем, чистый телесный пост под руководством опытного наставника. Применение фитотерапии при любых собственных проблемах. Расширять опыт желательно в кругу родственников и знакомых.


Нежелательно навязывать собственный вариант лечения и кого-либо уговаривать. Обращаются болящие обычно по собственному произволению, и по мере усвоения новых правил и достижения опытности лечебника, число пациентов возрастает. На первом году необходимо пройти специализацию по фитотерапии, а при возможности во второй год - по разгрузочно-диетической терапии. Если есть склонность, по мануальной терапии (костоправству) или гирудотерапии. Из известных автору авторитетных специализаций по фитотерапии можно назвать кафедру фармакологии Санкт-Петербургской Химико-фармацевтической Академии. При невозможности посетить Санкт-Петербург можно договориться о выездном цикле лекций. Из известных авторитетных курсов по разгрузочно-диетической терапии можно назвать центр РДТ при Государственном научном центре пульмонологии министерства здравоохранения Российской Федерации в Санкт-Петербурге.


Начало самостоятельности. Для выдачи болящим на каждый день необходимо иметь собственные запасы лекарственных растений, настоек и масел. Теплое время года целесообразно использовать для познания ботаники лекарственных растений и заготовки лекарственного растительного сырья для работы. Можно просить научить определению растений любых знающих людей в данной области - заготовителей, ботаников, аптечных работников. При отсутствии таковых можем и мы помочь в ст.Вешенской. Самым удобным для изучения ботаники является июнь, когда наблюдается массовое цветение растений.


Практика. Для первого и второго года практики начинающих может пригодиться создаваемая нами совместно с кафедрой фармакологии Санкт-Петербургской Химико-фармацевтической Академии система "Избавления от недугов". Это облегчит понимание лечебного процесса и даст основы, на которых в дальнейшем можно построить собственные методы. При затруднениях в лекарственном растительном сырье мы в "Миссии Пантелеимона" также можем помочь, однако не следует забывать, что сезон заготовки сырья начинается в марте-апреле каждого года. Опытные фитотерапевты с многолетним стажем главной своей заботой считают заготовку лекарственного сырья. Есть запасы - есть процесс лечения, нет собственных запасов - нет процесса лечения. Ограниченные запасы приводят к неполному и некачественному лечению. Это азбука фитотерапии. Я бы даже сказал, если осенью мешки с травой стоят стройным рядком, - настроение у врача в зиму хорошее.


Если практика первого года связана больше с анализом "как нельзя", то практику второго года можно назвать укреплением уверенности в силе фитодиетотерапии. Это оказывается подчас неожиданным, так как ум среднестатистического врача обычно затуманен химерами фармакоэлектротерапии. Ощущение некоторые врачи передают, словно освобождение ото сна.


Наконец, практику третьей ступени, или третьего года можно назвать "врач нашел своего пациента". Несмотря на глубокое переформирование собственного мировоззрения, православный лекарь обнаруживает, что мир вокруг продолжает катиться по своей наклонной плоскости саморазрушения. Немало болящих продолжает еще верить фармакоэлектротерапии, хотя их родственников и знакомых то там, то здесь вырывает из жизни дракон побочных осложнений. Одновременно находится немало болящих, готовых посетить лекаря приходской медицины и следовать его рекомендациям. Начиная с третьего года практики лекарь видит более ясно, какой пациент "не его", то есть не будет следовать рекомендациям и будет иметь невысокий эффект от лечения и какой пациент "его", то есть будет выполнять адекватно назначения и получит эффект. Этому последнему нужно уделить все время и все силы, чтобы достигнуть результата. По мере возрастания результатов будет расти и добрая слава о лечебнике.


На третьей ступени становятся менее значимы методические указания, лекарь начинает находить свои методы лечения, в чем-то близкие, но в чем - то непохожие на использованные прежде типовые. Одновременно ум концентрируется на проблемах более редко встречающейся патологии, например лечение системной склеродермии или полипов прямой кишки, неспецифического язвенного колита или остеомиелита и т.д. После третьего года будничная жизнь меняет недельные и годовые циклы с навязанных мирских антихристианских на святоотеческие Православные. Все эти искусственные мирские праздники, перемены и сдвиги выходных на государственной и коммерческой работе, по мере оставления таковой теряют актуальность и значимость. Полностью переходя на ежедневный прием больных, в положении приходского лекаря, можно принимать более широкое участие в жизни прихода, в богослужениях. Праздники Православные, подтверждаемые ежегодно чудесными событиями в особенности в местах библейской истории, входят в годовую жизнь и быт медицинского работника Православным истинным календарем. И, возможно, Ангел-хранитель освятит наш день благим и спокойным, мирным и светлым проживанием ежедневного бытия в его созерцательности, честном труде и радости ближних.


Материально-техническое обеспечение. Для заготовки растений необходимы сушильные помещения, лучше крытые железом, но возможно шифером (под крышей). В сырых регионах требуется искусственный подогрев с продувом. В квартирах сушить вряд ли возможно, так как количество сырья на целый год достаточно большое. Если на курс лечения одного больного примерно уходит 5 грамм * 40 дней = 200 г сырья, то при приеме 1000 больных в год примерное количество заготовок может составить около 200 кг. При длительности сезона сбора от марта до октября 200 дней, в день достаточно собирать примерно 1 кг сухого готового лекарственного сырья. Такое количество вполне может собрать один врач, а тем более, с помощником, будь это жена или дети, или медсестра. Есть регионы, бедные на соответствующую растительность, поэтому необходимо развивать собственные сырьевые базы приходской медицины в богатых растительностью регионах. Одну из таких баз мы создаем на Дону, заготавливая ежегодно до 300 наименований растений. Однако, мы всегда будем выступать за развитите местной сырьевой базы снабжения врачей и организаций врачей, так как это - основа их независимости и самобытности в любом регионе. И более полное погружение в проблемы заготовки, хранения и изготовления сборов из растений всегда идет на пользу специалистам. Тем более, местное сырье значительно удешевляет лечебный процесс, хотя бы за счет транспортных расходов. Правда, здесь встают некоторые проблемы, как например достоверность эффективности вариантов лечебных сборов из местного видового состава растений. Мы решаем этот вопрос строго - отправляем донское сырье в Химико-фармацевтическую Академию на апробацию, и через год получаем ответ о возможностях применения именно нашего местного сырья. Так были подтверждены ценные свойства нефармакопейных астрагалов, вероник, звездчаток, клеверов, подорожников, смородины, шалфеев, шлемника и многих других. Конечно, на этом пути исследователей ждут открытия, что и случается с донскими растениями каждый год.


После высушивания растений по обычным стандартам мы измельчаем их на сенорезке. Неплохо показали себя гомельские сенорезки АГРО-4. Сырье храним в мешках. Лучше в бумажных мешках-крафтах, особенно пахучее, другое можно в тканевых. Сильно гигроскопичное сырье обязательно в крафтах и хранить в сухом месте, иначе потом приходится тратить много времени на пересушивание, а это зимой тяжелее, чем летом. Перед составлением лечебных сборов примерно на месяц работы мы перемолачиваем сырье на бытовой зернодробилке зерносовхоза Гигант завода Сальсксельмаш Ростовской области. Оно более мелко, но не до пыли, размер частиц в среднем составляет оптимальные 1-3 мм. Эти зернодробилки удобны для небольших объемов работ. Помещение, где перемолачивается сырье, должно быть оборудовано вытяжной принудительной вентиляцией. Смолоченное сырье (особенно эфиромасличное) складывается в стеклянные банки, либо в железные, либо в бумажные пакеты. Оттуда удобно использовать для составления сборов на каждый день. Необходимо также иметь аптечные весы, воронки и стеклянную посуду для приготовления масляных и спиртовых вытяжек.


Помещение. Чаще оптимальным решением вопроса, где проводить практику, у лекаря приходской медицины является домашний прием. У себя на дому лекарь почти всегда есть, и пришедший больной почти всегда получит помощь. Практически можно также принимать в любом помещении, - в арендованном, в больнице, или при церкви - как удается устроиться. (Но как прикажут органы лицензирования - другой вопрос.) При использовании типовых готовых фиточаев и масел достаточно одного кабинета и одного-двух шкафов. Даже возможно совмещать использование кабинета с другими врачами, как это делается часто в поликлиниках. При расширении практики и спектра медицинской помощи лучше иметь две смежных комнаты - одну в качестве складского помещения для трав, приготовления и выдачи сборов из них, другую - для приема пациентов. При большом потоке болящих можно взять помощника, который в смежном помещении изготавливал бы и выдавал сборы из лексырья. Главное в том, что больного не отсылают на поиски лекарства, но выдают лекарство сразу. При необходимости выдать масла или настойки нужно иметь про запас пустые банки или флаконы, а сборы из трав насыпают в бумажные или целлофановые пакеты.


Финансово-экономическое обеспечение. Здесь мы сталкиваемся с вопросом лечебной практики, который коренным образом различен в христианском своем решении и решении, навязанном извне русскому народу. Хочется сделать небольшое отступление для лучшего понимания вопроса. Несколько лет назад мы организовывали выездные оздоровительные группы на донские хутора. Петербуржцы там приходили в крайнее удивление от неписанных финансовых правил хутора. Жители давали продукты, разрешали кормиться прямо в саду, одна владелица сада даже как-то собрала ведро вишни, и когда мы шли по улице, подала через забор ведро и сказала: "Ешьте на здоровье". Мы были крайне поражены. Один врач как-то пошел купить молока, но это оказалось нелегко. Никто не хотел продавать. А одна женщина сказала: "Вы знаете, я не могу продать. Возьмите просто так." - Она подала три литра. - "И приходите еще." Тогда мы не придали государственного значения этим словам, но с тех пор случай имел много продолжений на необъятных просторах Руси. Или вот маленький пример. Приехал как-то ко мне в Вешенскую друг из Ростова-на-Дону, талантливый хирург, кандидат медицинских наук. Узнав об этом, сосед неожиданно принес две банки меда без видимого повода. Я удивился, а он сказал: "Ешьте на здоровье, и другу дайте банку. Жизнь длинная, и может еще и с ним встретимся в будущем". И по мере житейского опыта стали формироваться выводы. Реальность русского народа состоит в том, что есть люди, которые могут продавать, а есть те, которые не могут. Как на вопрос "сколько" ответил один пчеловод, налив банку меда: "Я не торговец, не знаю. Сколько дадите". - Они не умеют продавать и даже не хотят уметь!


Практика лекаря прихода основана на добровольных пожертвованиях. Болящие получают консультацию, лекарство, взамен дают либо продукты либо деньги, ЕСЛИ ПОЖЕЛАЮТ. Врач, принявший болящего, должен полностью молчать о вопросе оплаты. Бывают болящие, которые получают сборы, масла и молча уходят - лекарь должен молчать о воздаянии и, проводив, благожелательно сказать: "Выздоравливайте". Однако, такие пациенты попадаются редко. Обычно они сами задают вопрос: "Сколько мы должны за лечение?". Лекарь обязан ответить: "Я работаю по принципу добровольных пожертвований. Сколько дадите. Я всегда доволен. Главное - чтобы вы выздоровели." Он обязан быть невозмутимым, если пожертвование невелико или совсем отсутствует. Потому что сказано: Никто, возложивший руку свою на плуг и озирающийся назад, не благонадежен для Царствия Божия. (Лк. 9,62)


Вопреки начавшему распространяться неписаному закону медицины "Как извлечь из кармана больного деньги", лекарь приходской медицины реально занят противоположным. Часто болящие жалуются на отсутствие денег, переживают, что нечем оплатить услуги, не появляются от стыда на повторные консультации. Однако забота лекаря: убедить болящего, что главное - это результат лечения, чтобы он, несмотря на отсутствие денег, приходил на повторные консультации, получал лекарство, продолжал лечение. А уж пожертвование - может наступить в начале лечения, в середине или в конце - какая разница? Когда проходят годы, десятки бывших пациентов все время подвозят продукты, деньги, травы и прочую возможную помощь, так как большинство людей понимает, что лекарь должен кормить семью и должен закупать часть лекарственного сырья. Если результативность высокая - пожертвования вполне достаточны, чтобы лечебник мог содержать семью, продолжать лечебное дело а со временем и помогать церкви, направляя благодарных в храм пойти показаться священнику и принести жертву за очищение свое (Лк. 5,14).


По евангельскому учению мы должны опасаться обмена (вот вам деньги - вот вам лечение), потому что обмен часто граничит с обманом. Как можно купить здоровье? Каковы катамнестические результаты лечения? - Пусть оценит сам болящий, а уж пожертвование - как Господь на душу положит. Даже если лечебник ничего не получил, если он уверен, что результат положителен, - его доброе дело Ангел-хранитель запишет в Книгу Жизни, которая зачитывается на мытарствах после телесной смерти. Так истинно исполнятся слова: Всякому, просящему у тебя, давай, и от взявшего твое не требуй назад. (Лк. 6,30)




часть 1      часть 2     часть 3     часть 4     часть 5