Медицинские прозрения священномученика Серафима Чичагова




Система оздоровления священномученика Серафима Чичагова. Часть 1-я


В последнее время из разных уголков Российской Державы ко мне стали приезжать православные пациенты с вопросами о том, что я думаю о системе оздоровления священномученика Серафима Чичагова. Осенью я вернулся с заготовки лекарственных трав с Дона в Санкт-Петербург, и подобные вопросы застали меня врасплох. Я ничего не знал о системе оздоровления Серафима Чичагова. Но вопросов становилось всё больше и больше, и мне пришлось изучить эту систему, чтобы составить своё мнение и поведать вам о ней. Для начала я сел за компьютер и просмотрел в интернете обе части фильма-лекции под названием «Оздоровление организма человека по методике священномученика Серафима Чичагова» (студия «Обитель» Свято-Троицкой Сергиевой Лавры). Хочу признаться, что благодарен устроителям этого фильма и ведущей беседы об оздоровлении доктору Ксении Павловне Кравченко за то, что они обратили моё внимание на труд священномученика Серафима Чичагова (в миру Леонида Михайловича), изданный в 1891 году, «Медицинские беседы». Это стоило того. Читая труд, я с удовольствием погрузился в весьма зримое состояние медицины 19 века, с ее проблемами, удачами и неудачами, идеями и реальной практикой.

Врачи того времени часто прибегали к лечению ядами: ртутью, сурьмой, мышьяком1, причём в высоких дозах, и в результате такого лечения, далеко не всегда от болезни, состояние болящих ухудшалось и некоторые даже умирали. Если копнуть глубже в прежние века, вспомним бессмертное свидетельство государственного деятеля Иоганна Гёте:


«Людей лечили этой амальгамой,
Не проверяя, вылечился ль тот,
Кто обращался к нашему бальзаму.
Едва ли кто при этом выживал.
Как мой отец своим мудреным зельем
Со мной средь этих гор и по ущельям
Самой чумы похлеще бушевал.
И каково мне слушать их хваленья,
Когда и я виной их умерщвленья,
И сам отраву тысячам давал».

Поэма «Фауст». Перев Б.Пастернака.


Врачи часто даже выделяли из растений яды – алкалоиды, например, стрихнин из чилибухи, и от подобных ядов болящие страдали. Лечение веществами, чужеродными организму, называется аллопатией, которая сейчас, в 21 веке, процветает в виде химических лекарственных воздействий. Современная западная медицина, победившая в России, как раз пытается лечить болезни сильнодействующими средствами, которые профессор Бурбелло Александра Тимофеевна прямым текстом (но в аудиозаписи завораживающе-ласково) называет ядами, как вы помните из нашего цикла радиопередач «Консилиум-2». Я так же называю промышленные лекарства каиновыми, потому что Каин – отец промышленности, и неудивительно что лекарство, изготовленное промышленным способом, нередко несёт на себе каинову печать осложнений. Такой взгляд вполне согласуется с мнениями других иследователей. Например, «третий закон экологии Б Коммонера: «введение в организм синтезированных веществ, не существующих в природе, скорее всего приносит вред. Это предупреждение, направленное, в частности, против синтетических лекарственных средств, должно быть еще более строгим относительно синтетических пищевых продуктов и добавок»[2].

По прочтении Чичагова вдруг с удивлением узнал, что и в прежние века врачи, используя яды, выделяя их из трав, были уверены в своей непогрешимости. Собственно, и сейчас некоторые терапевты искренне верят, что всегда только «лечат» больных. «Лечат» в данном замечании пишу в кавычках, потому как это подразумевается, но на деле не всегда оказывается таковым. Кстати, встречаются специалисты, которые разочаровались сегодня в медицине западного типа. А возвращаясь к Леониду Михайловичу Чичагову, мы читаем у него: «Вера в помощь лекарств пропала у большинства больных и у самих докторов»3. И владыка Серафим, позвольте так его иногда называть, отказывается от принятого в медицине лечения ядами и погружается в более безопасный мир фитотерапии и гомеопатии.

Я вам говорю это, дорогие братья и сестры, а сам испытываю редкое ощущение, словно участвую в перекличке веков. То же самое и сейчас, – многие врачи уходят в фитотерапию, гомеопатию, в иные традиционные методы лечения. Доктора очень консервативны по своему складу ума: чтобы убедиться в правильности системы, им нужны годы наблюдений и сотни реальных выздоровлений болящих, чтобы они поверили в метод. И врач ещё должен пощупать руками, сделать анализы, ультразвуковое исследование и электрокардиограмму, то есть использовать объективные методы исследования, доказательные для всего медицинского сообщества, чтобы убедиться в реальности положительных изменений здоровья больного. А самое главное - катамнез, отдалённые многолетние результаты лечения. Однако, в противовес обещаниям, многие установки современной западной медицины не часто подтверждают благоприятный катамнез. Например, искусственно придуманный «золотой стандарт» лечения предписывает «лечить» атеросклероз и предупреждать инфаркты и инсульты аспирином. Но на фоне приёма аспирина те же пациенты получают в 75% случаев инфаркты и инсульты. А также дополнительно: язвы желудка, иммунодепрессию, спазм бронхов, поражение печени и почек[4]. «Золотой стандарт» лечения атеросклероза, возможно, является красивой фантазией и потому, на всякий случай, мы его возьмём в кавычки.

Итак, некоторая группа врачей, очень консервативных, разуверилась в стандартах аллопатии. Конечно, фармакотерапия необходима как средство неотложной помощи, при многих тяжелых состояниях, но в лечении немалого количества болезней терапевтического профиля в долгосрочной перспективе их эффективность малоубедительна. Как писал в своё время владыка Серафим: «История медицины есть демонстрация с одной стороны, бессилия терапии и систем, с другой могущество фактов».5 Он напоминает нам, что не следует преувеличивать ценность лечения как такового, ибо нередко болезнь проходит и сама. Ярким примером является самовыздоровление от острой респираторной вирусной инфекции: лечим насморк – проходит за неделю, не лечим насморк – проходит за семь дней.

Всегда ли надо «бросаться в бой» и лечить болезнь? Имеем ли мы крепкую уверенность, что можем вылечить больного без вреда для него? Подобные вопросы всегда стоят перед специалистом. Молодые бросаются в бой, а опытные - не всегда.

Вы слушали, дорогие братья и сестры, нашу передачу с профессором Алексеем Николаевичем Кокосовым «Саногенез», в которой мы обсуждали, что Господь нам дал средства, резервы внутри организма, к самоисцелению. Это касается не только простуды, можно привести в пример даже такое тяжёлое трудноизлечимое заболевание, как саркоидоз (поражение легких). Сам наблюдал: пациентка пила преднизолон – стало хуже, прекратила его принимать,– и выздоровела. Леонид Михайлович Чичагов пишет: «Природа, действующая самостоятельно и противодействующая всему неестественному, излечивает наши болезни».[6] Владыка Серафим – плоть от плоти своего народа и традиций медицины от первых веков до современности, а потому и выбрал фитотерапию неядовитых трав и гомеопатию малых доз: «Если проследить за средствами которые в старину считались, а также и теперь считаются, наиболее полезными для крови человека, то нельзя не приметить, что все они не ядовиты».[7] Особенно неприемлемым он считал использование ядов детям: «Нельзя детям ядовитые лекарства аллопатии».[8] Если перенести этот принцип в 21 век, детям препараты, содержащие ядовитые и сильнодействующие компоненты (фармакологические), «должны назначаться только по жизненным показаниям».[9]

И тут, братья и сестры, мы подбираемся к основному вопросу медицины: PRIMUM NON NOCERE, ГЛАВНОЕ – НЕ НАВРЕДИ. Подходим к основополагающему вопросу в медицине о разумной целесообразности, соотношения пользы и вреда. Нужна целая парадигма, то есть сложная система научно доказанных взглядов, которыми можно руководствоваться в каждом конкретном случае. И лично я такую разработанную систему нашёл. Приехав из русской глубинки в Санкт-Петербург, я искал, у кого бы поучиться, чтобы усовершенствовать свои медицинские знания. Оказывается, такая парадигма, достойная внимания в нашей стране, разработана в Санкт-Петербургском государственном химико-фармацевтическом институте, теперь академии, школой профессора Лесиовской Елены Евгеньевны и профессора Пастушенкова Леонида Васильевича.

Нужно признать очевидное: фармацевтикой пронизана вся наша жизнь, так как аллопатия в виде западной медицины победила в СССР и теперь захватила почти все умы врачей России. А лекарства никто лучше фармакологов знать не может, - как они разрабатываются, как проверяются, как изготавливаются, как используются, все их слабые и сильные стороны. В СПб ХФИ, солидном учебном заведении, десятки профессоров, сотни научных сотрудников и тысячи студентов на протяжении четверти века создали непревзойдённую, могущую поспорить с любым медицинским вузом мира, систему взглядов на те или иные лекарстваи методы лечения. И возглавлял эту работу сначала профессор кафедры фармакологии Леонид Васильевич Пастушенков (помолимся об упокоении раба Божьего Алексия), и затем его ученица, ставшая проректором по научной работе СПб ХФА профессор Елена Евгеньевна Лесиовская. И девизом работы этих достойных специалистов стал не пустой звук от клятвы Гиппократа, а истинное соблюдение принципа: PRIMUM NON NOCERE, ГЛАВНОЕ – НЕ НАВРЕДИ.

Учение их показано в изданных руководствах, главные из которых: «Фармакотерапия с основами фитотерапии» и «Доказательная фитотерапия». В них демонстрируется небезопасность аллопатии и рекомендуется переход на фитотерапию неядовитыми травами, особенно в случаях хронических болезней. Через 100 лет после выхода книги «Медицинские беседы» уже повсеместно запрещаются лекарственные травы, содержащие алкалоиды, даже в небольшом количестве, и эта тенденция современной медицины составляет большой положительный шаг по сравнению с 19 веком. По поводу других сильнодействующих ядовитых веществ аптеки нельзя сказать, чтобы ограничения были значительными, - они продолжают рекомендоваться всем, даже детям, ибо «большой фарме» в ближайшее время никто не осмелится указать на её истинное место взамен главенствующего. Школа Е.Е. Лесиовской – Л.В. Пастушенкова создала систему фитотерапии, базирующуюся на принципе: «лекарство не должно быть опаснее самой болезни». Елена Евгеньевна не устаёт повторять, что мы можем не помочь больному, но важнее другое – важнее не навредить. Именно об этом говорит и Леонид Михайлович Чичагов: «Цель медицины – приносить безусловно одну пользу: лучше, чтобы лекарство никакого не имело действия, чем оказывало вред».[10]

Владыка Серафим писал: «Я не автор новой медицины, а лишь составитель новой фармакологии, новой дозировки лекарств и нового способа их употребления, изобретатель проверенного способа диагносцирования болезней и сторонник предохранительной медицины».[11]

Итак, осмелюсь немножко утомить слушателей «Православного радио Санкт-Петербурга» подробностями фармакологии, коль владыка Серафим считал себя «лишь составителем новой фармакологии».

В 1993 году Божьим провидением я познакомился с учёными и начал возить в Санкт-Петербургский государственный химико-фармацевтический институт лекарственные травы с Дона на исследования с целью дальнейшего возможного их применения в лечебной практике. Первое, что они делали, – проверяли наши донские травы на токсичность. И если проверка на животных показывала какую-либо токсичность, эти виды лекарственного растительного сырья не брались в дальнейшую разработку. Но если токсичности обнаружено не было, тогда дальнейшее изучение продолжалось. PRIMUM NON NOCERE! Леонид Михайлович Чичагов писал: «…При выборе лекарственных средств, - я положительно предпочёл отвергнуть яды и определил, что мне следует стараться найти между неядовитыми средствами равные по действию общеупотребительным ядам».[12] «Итак, я построил свою фармакологию на принципе лечения преимущественно неядовитыми средствами, и если допускаю некоторые слабо-ядовитые растения, то парализую их влияние на кровь и ткани самой минимальной дозировкой».[13]

В благожелательном отзыве о трудах Гиппократа он писал, что ему бросалось в глаза нарушение равновесия организма, и что задача медицины заключалась в восстановлении этой нарушенной гармонии. Так же и современная медицина обратилась к идее равновесия здоровья. Профессор Георгий Николаевич Дранник пишет: «На основании огромного количества фактического материала сегодня можно говорить о существовании единой регуляторной системы организма, объединяющей воедино нервную, иммунную и эндокринную системы».[14] На важность такого подхода указывает нам и Елена Евгеньевна Лесиовская: нервная, эндокринная и иммунная системы составляют главный регуляторный треугольник, и все нарушения равновесия в этом треугольнике приводят к болезни.[15] Поясню, что это означает на практике. Вот часто встречающийся пример: молодые женщины, чтобы избежать нежелательной беременности, принимают гормональные противозачаточные средства, и нередко получают побочные эффекты – ожирение, холестаз, болезни печени, варикозное расширение вен, мигрень, ухудшение зрения. Затем, иногда,- бесплодие. Потом - крах личной жизни и депрессию. Грех и наказание за грех. И это я видел в реальной жизни неоднократно. Поэтому фитотерапевтическая школа предупреждает: «Опасайтесь приёма любых гормонов, ибо всё ваше внутреннее равновесие может разрушиться».

Справедливости ради нужно заметить, что не только фармацевтика синтетических средств, но и современная фитотерапия недостаточно хорошо соблюдает принцип ненарушения равновесия в треугольнике «нервная-гормональная-иммунная система». Многочисленные сборы трав и биологически активные добавки, продающиеся в аптеках, содержат мощное гормональное растение солодку голую, эффекты которой сравнимы с действием глюкокортикостероидов, а эстрогеновое действие с эстрадиолом. И опять, некоторые пациенты, покупающие подобные препараты, начинают толстеть, у женщин нарушаются менструальная функция, работа нервной системы, ухудшается иммунитет, мужчины тоже приобретают проблемы. Один крупный производитель фитопродукции даже жаловался мне однажды, что сожалеет о том, что привлёк к разработке препаратов не Елену Евгеньевну Лесиовскую, а других фитотерапевтов. 20 лет назад на фитопрепараты была получена документация, произведены расходы. Теперь стабильная продажа во всех уголках страны продолжается, деньги идут потоком, и никто не захочет улучшать свои наработки и приводить их в соответствие с принципами научно разработанной фитотерапии. Нужно тратить на это дополнительные средства. Аптечный бизнес иногда далёк от интересов пациента, и это в данном случае уже не фармбизнес.

Вернёмся к принципам новой фармакологии Леонида Михайловича Чичагова. Он писал: «Если каждое лекарство можно испытывать только порознь, для познания его свойств, то при лечении болезней не может быть допущено многосмешение, то есть уничтожение определённых свойств».[16] И действительно, недопущение многосмешения лекарств, о котором мы вам, дорогие братья и сестры, рассказывали в программе «Консилиум» с профессором Александрой Тимофеевной Бурбелло, декларируется и официальной медициной.[17] Академик РАМН Владимир Григорьевич Кукес пишет: «От 17-23% назначаемых врачами комбинаций лекарственных средств потенциально опасны».[18] На современном языке «многосмешение» называется «полипрагмазия». Почему декларируется? – Потому, что полипрагмазия отмечена как недопустимое в фармакотерапии явление, однако всё равно больным назначают пить таблетки «горстями». Академик РАМН Александр Борисович Зборовский и член-корреспондент РАМН Иван Николаевич Тюренков восклицают: «Иногда приходится удивляться выносливости организма больного, получающего комбинацию из 5-7 препаратов и более».[19]

Справедливости ради следует заметить, что и в современной фитотерапии присутствует подобное состояние допустимости «многосмешения» трав. В сборах их составители «намешивают» по 10-20, иногда даже 50 наименований. Против такого многосмешения лекарственных растений выступает фитотерапевтическая школа СПб ХФА, заявляя о том, что сборы из трав должны быть малокомпонентными, по три-четыре наименования. Этой же точки зрения придерживаются и другие врачи. Например, профессор Алексей Николаевич Кокосов рассказывал мне, что в одной из своих поездок в Бурятию он встретил эмчи-ламу, буддистского лекаря. Тот рассказал, что сборы трав должны быть малокомпонентными. Чем меньше буддистский лекарь добавляет трав в сбор, тем лучше он эти травы знает. Эмчи-лама, правда, оказался выпускником Военно-медицинской академии Санкт-Петербурга.

А теперь продолжим повествование о текущих событиях нашего времени. Как известно, дорогие браться и сестры, на протяжении последних 24 лет под неусыпным патронажем Елены Евгеньевны Лесиовской нами разрабатывались фитопрепараты и методики Монастырской аптеки. И в наших сборах трав я старался включать по три наименования лекарственного растительного сырья в честь Святой Троицы или четыре наименования в память Креста Господня. А вот настойки почти все включают одно растение. Таким образом, в систему Монастырской аптеки неожиданно вошёл принцип владыки Серафима о недопустимости многосмешения лекарств. Он пишет: «Чем сложнее болезнь, тем она требует меньше лекарств. Более двух лекарств, употребляемых порознь, никогда не может понадобиться».[20] Как-то после записи очередной передачи на «Православном радио Санкт-Петербурга» с академиком Российской академии медицинских наук Александром Владимировичем Шабровым я провожал его к автомобилю. И снова переспросил приватно: «Так всё-таки, пациенту с множеством болезней сколько давать за день можно лекарств?». Александр Владимирович ответил: «Один препарат. Максимум – два». Любопытно, но двухтомник Л.М.Чичагова я ему подарил только через год после этого разговора. И он не читал «Медицинские беседы» никогда ранее. Удивительное совпадение мыслей и врачебного опыта через 130 лет!

Если вы ещё не утомились, братья и сестры, от моей любимой фармакологии, обсудим ещё несколько важнейших вопросов. Одним из них владыка Серафим считал вопрос дозирования лекарств: «…Я утверждаю, что благодаря только неправильной дозировке лекарств в аллопатии, влияние их бывает редко удачно».[21] Даже перенося это мнение на почву современного фармакохимического лечения, могу привести в пример «лекарства от давления». Выпил пациент таблетку, и давление упало, к примеру, с 200/120 до 100/70. Пациент падает в обморок от резкого снижения давления и ухудшения мозгового кровотока и может сутки пролежать в постели. Мало кто знает, даже не всем врачам известно, что ряд современных лекарств производится в «лошадиной» дозировке, и приём их нужно начинать с четвертушки таблетки. То же и в фитотерапии. Доза должна быть чайная ложка на стакан кипятка в сутки, а не столовая и не две столовых ложки. Сам владыка Серафим делал спиртовые настойки из лекарственного растительного сырья и давал больным по 3-12 капель тинктуры, и даже разбавлял их во много раз водой (его термин «разжижение в три раза»), что соответствует почти гомеопатическим разведениям.[22] Используя наши настойки, вы, дорогие братья и сестры, видите в наших аннотациях дозу для взрослых: по 5 капель три раза в день на трети рюмки воды.

Леонид Михайлович Чичагов отметил ещё важнейшую особенность фармакологии, которая в точности соответствует и современному положению вещей: «Понятие о силе лекарства весьма неправильно вообще в обществе и даже в аллопатии. Принято понимать под словом «сила» - количество, вес даваемого лекарства, и большинство предполагает, что действие лекарства обнаружится скорее от большаго количества чем от меньшаго».[23] И в наше время мы отмечаем непрерывное стремление врачей и больных лечить болезни высокими дозами. Но на самом деле исследования, проведенные в Санкт-Петербургской государственной химико-фармацевтической академии, доказали, что малые дозы могут действовать сильнее, чем большие, и зависимость доза\эффект волнообразна, а не прямолинейна (см. главу 2). Владыка Серафим абсолютно правильно заметил: «…Наконец, понятие о силе весьма относительное: что одному сильно, то другому слабо, и наоборот».24 Так же и мы говорим своим пациентам об индивидуальном подборе доз. Лучше начинать с минимальных. Одному может помогать три капли, другому десять капель спиртовой настойки трав. До сих пор я помню, как во время моих бесед на 4-м этаже храма «Неупиваемая Чаша» несколько врачей посмеивались над декларированными мною дозами – «чайная ложка травы»… Уж они-то, дескать, знают, какие дозы лекарств и с какой точностью нужно давать. Осмелюсь заявить, клиническую фармакологию я тоже изучал на курсах повышения квалификации по клинической фармакологии. Но вопрос о дозах может повернуться совершенно неожиданной стороной. И вот какой. Индивидуальная чувствительность настолько различна, что эффективные дозы одного и того же лекарства для разных больных могут отличаться в 3-7 раз. А, следовательно, в конечном итоге, принцип индивидуальности противоречит принципу среднестатистической дозировки производимых лекарств, которые продаются в аптеке. И, как учит фитотерапевтическая школа Е.Е. Лесиовской, в индивидуальном подборе дозы лекарственных трав начинать надо взрослым с 1/3 чайной ложки травы на стакан в день, а настойки даже лучше начинать с капли на приём. Это особенно верно для ослабленных больных и стариков. А детские дозы должны быть ещё ниже, в 7-12 раз. То же самое подметил и владыка Серафим: «Все нервные болезни и нервные субъекты требуют более слабых доз, чем остальные, детям и старикам также соответствуют меньшие дозы лекарств, сравнительно со взрослыми».[25]

В книге «Медицинские беседы» Леонид Михайлович Чичагов не обошёл вниманием и постановку диагноза. «Диагноз должен состоять…из контрольного диагноза с помощью лекарств… в моей системе является новостью упомянутый контрольный диагноз с помощью лекарств».[26] Здесь владыка Серафим прозрел тот подход в диагностике будущего, которому нас учили в мединституте уже спустя почти 100 лет. Диагностика, исходящая из результатов лечения сегодня в медицине называется «диагностика ex juvantibus». При расспросе пациента мы еще лучше понимаем хитросплетения патологического процесса, когда анализируем результаты использованных больным фармакопрепаратов.

И далее владыка Серафим пишет: «...Он (проф. Гергардт) говорит, что диагноз должен обнимать все болезненныя изменения, происшедшия в больном организме. Как в физиологическом, так и в анатомическом отношении, не ограничиваясь одним навязыванием ярлыка болезни, а разъясняя способ происхождения болезненных явлений и взаимное между ними отношение…».[27] Этот подход взаимного отношения между болезнями, процитированный от другого автора, в следующем веке реализовался в принципах интегративной медицины. У нас, в Петербурге, создано Общество терапевтов им. С.П.Боткина, руководителем которого является Член-корреспондент РАМН, профессор Глеб Борисович Федосеев. В рамках Общества происходит научное осмысление течений и направлений современной медицины. В Обществе образовалась различные секции врачей, в том числе и секция интегративной медицины, которую возглавляет академик РАМН профессор Александр Владимирович Шабров. О важности оценки взаимоотношения между болезнями в книге профессора Сергея Александровича Парцерняка «Интегративная медицина» под редакцией Александра Владимировича Шаброва28 сказано: «Книга посвящена «проблемным», или «трудным» в диагностическом и лечебном плане больных с сочетанными заболеваниями, составляющими большинство лиц с современной хронической патологией, обращающихся за медицинской помощью… только интегративные (комплексные) формы медицинской помощи могут сделать ее эффективной и доступной для большинства населения России». Кстати говоря, одним из рецензентов этой книги является и Глеб Борисович Федосеев.

Вернёмся к системе оздоровления владыки Серафима. Во главу угла он ставил очищение организма: «Кровь делается источником всех болезней, если в ней задержатся и скопятся негодные и вредные вещества».[29] Сейчас, братья и сестры, это вполне актуально. В современной медицине данная проблема обозначается термином «эндотоксикоз». Кроме того, что пища плохо переваривается и бродит в желудке и кишечнике, в 21 веке нас кормят не только лекарствами, но и ядами, содержащимися в пищевых продуктах: нитратами, гормонами, антибиотиками, консервантами, усилителями вкуса и проч. В своё время Леонид Михайлович писал о токсинах, что «мы можем содействовать удалению этих веществ через легкие, печень, почки и кожу».[30] В нынешнее время об очищении организма много говорит крупнейший специалист в области разгрузочно-диетической терапии (лечебного голодания) профессор Алексей Николаевич Кокосов, называя РДТ элиминационной (выводящей) терапией. Он считает важнейшей составляющей здоровья работу органов выведения токсинов.[31] И в нашем подходе, благодаря фитотерапевтической школе, мы широко используем гепато- и нефропротекторы для ускоренного метаболизма и элиминации вредных веществ с целью их выведения.

Важнейшим элементом лечения владыка Серафим считал улучшение свойств крови и восстановление нормального кровотока: «…Кровь должна течь живым потоком по всем частям тела… необходимо поддерживать правильное обращение крови».[32] «От каждого лекарства я требую, так сказать, два свойства: 1) влияние на кровь или какой-нибудь из органов и 2) влияние на кровообращение. Эти два принципа и составляют основу моей системы лечения».[33] Вот и вы, братья и сестры, познакомились с нашими настойками, разжижающими кровь, настойкой, улучшающей кровоснабжение и заметили их замечательное действие.

В завершение позвольте несколько минут беседы посвятить ещё одному удивительному прозрению владыки Серафима. В «Медицинских беседах» он писал: «…Не следует понижать температуру, (потому) что высокая температура обозначает напряжение организма в борьбе с одолевающим его недугом и что лучшим жаропонижающим средством будет то лекарство, которое излечивает самую болезнь».[34] Современная наука подтвердила это, а «напряжение организма в борьбе с одолевающим его недугом» сейчас называется «иммунитет», в частности, повышение циркуляции в крови кроме клеточных элементов ещё и пирогенных (повышающих температуру) интерлейкинов, интерферонов и фактора некроза опухолей. Профессор Георгий Иванович Карпухин, бывший директором НИИ гриппа при РАМН, пишет: «За последние годы всё больше специалистов поддерживают точку зрения, что температурная реакция больного в большинстве случаев – явление положительное… Поэтому «бороться с температурой» чаще целесообразно лишь при её чрезвычайно высоком подъёме (до 400С) – гиперпирексии».[35] И при хронических болезнях сейчас учёные спорят: «Нужно ли искусственно подавлять повышенную температуру нестероидными противовоспалительными средствами?». Владыка Серафим советует: «…Хотя противолихорадочные средства … и понижают температуру, тем не менее такое безлихорадочное течение не только не ослабляет силы болезни, но даже ни на минуту не сокращает ея продолжительности, а, наоборот, скорее наблюдается замедление в выздоровлении».[36] И действительно, те, кто пьёт парацетамол при простуде, – чаще болеют дольше, чем те, кто пьёт, например, только наш сбор противопростудный № 1 (Алифанов и Лес). А в ряде случаев достаточно отвара слоевищ исландского мха. Это доказано многолетней практикой.

Итак, дорогие братья и сестры, подведём краткий итог нашей беседы. Кадровый военный, полковник русской армии, кавалер ордена Почётного легиона Франции, Леонид Михайлович Чичагов по велению сердца взялся за изучение медицины и приобрёл большую практику, составив свою систему оздоровления, в которой главной причиной болезней назвал нарушения крови. Таинственным образом явилась некая параллель с трудами полковника медицинской службы, авиационного врача, выпускника Военно-медицинской академии Санкт-Петербурга, профессора Леонида Васильевича Пастушенкова. Ученый примерно через 100 лет создал направление в фармакологии о лекарственных препаратах которые борются с гипоксией (кислородной недостаточностью) и против накоплении недоокисленных продуктов как первооснове большинства болезней.[37]

В дальнейшем Леонид Михайлович Чичагов отверг воздействие сильнодействующими ядовитыми средствами и перешел к лечению фитотерапией и гомеопатией. Точно также профессор кафедры фармакологии СПб ХФИ Леонид Васильевич Пастушенков и присоединившаяся к нему Елена Евгеньевна Лесиовская критически отнеслись к повсеместному западному методу лечения сильнодействующими синтетическим лекарствами и создали фитотерапевтическую школу малых доз. Будучи человеком нецерковным, советский полковник Леонид Васильевич Пастушенков пришёл к указанным принципам чисто научным путём.

Вот краткий перечень прозрений владыки Серафима, которые совпали с позднейшими открытиями фундаментальной медицинской науки 21 века.


  • Отказ от ядов. - PRIMUM NON NOCERE, ГЛАВНОЕ – НЕ НАВРЕДИ.
  • Переход от аллопатии к фитотерапии и гомеопатии.
  • Указание на саногенез, как возможность самовыздоровления.
  • Диагностика ex juvantibus – исходящая из результатов лечения.
  • Малые дозы лекарств.
  • Индивидуальный подбор доз.
  • Отказ от многосмешения лекарств - избежание полипрагмазии.
  • Возвращение равновесия здоровья.
  • Очищение крови – элиминационная терапия.
  • Восстановление артериального и венозного кровотока.
  • Восстановление работы печени, почек и других органов (гепатопротекторы, нефропротекторы и проч.).
  • Признание повышенной температуры как полезного защитного механизма.
  • Непривязанность к одному диагнозу – интегративный подход.
  • Профилактическая направленность.

Можно этот список продолжать ещё долго, но размеры радиопередачи не позволяют дальнейшее продолжение темы. Главное, что прозрения владыки Серафима позволили ему помочь тысячам больных, а в следующем веке были подтверждены работами одного из крупнейших научно-практических медицинских учреждений СССР, а потом и России; а также крупнейшими специалистами-врачами нашей родины. Мне кажется, это означает благословение Господне над трудами владыки Серафима. Проводившиеся в СПб ХФИ фундаментальные научные разработки вылились в источник создания Монастырской аптеки, начало которой положено в 1993 г нашей встречей Божественным промыслом с Еленой Евгеньевной и Леонидом Васильевичем, и которой некоторые из вас, дорогие братья и сестры, пользуются уже более 20 лет. Хочется выразить свое удивление такой необъяснимой параллелью, что на основе науки и врачебного опыта мы пришли к признанию таких же законов лечебного дела, не зная о существовании труда Леонида Михайловича Чичагова. Как оказалось, основные положения его системы оздоровления, но в современных терминах, вы слушаете на «Православном радио Санкт-Петербурга» уже 15 лет! Спаси вас Господи. Всем здоровья и радости во Христе.


Литература:


1. Чичагов Л.М. Медицинские беседы. В двух томах. - М., 1999г. Репринт с изд. 1891 г. - Т. 2 - 47 с.

2. И.И.Брехман, И.Ф.Нестеренко. Природные комплексы биологически активных веществ. - Л., 1988 – 27 с.

3. Чичагов Л.М. Медицинские беседы. В двух томах. - М., 1999г. Репринт с изд. 1891 г. - Т. 2 – 16 с.

4. РЛС. Энциклопедия лекарств. - М., 2011. – 153 с.

5. Чичагов Л.М. Медицинские беседы. В двух томах. - М., 1999г. Репринт с изд. 1891 г. - Т. 2 – 3 с.

6. Чичагов Л.М. Медицинские беседы. В двух томах. - М., 1999г. Репринт с изд. 1891 г. - Т. 2 – 13с.

7. Чичагов Л.М. Медицинские беседы. В двух томах. - М., 1999г. Репринт с изд. 1891 г. - Т. 2 – 86 с.

8. Чичагов Л.М. Медицинские беседы. В двух томах. - М., 1999г. Репринт с изд. 1891 г. - Т. 2 – 68 с.

9. Лесиовская Е.Е. Доказательная фитотерапия. - М., 2014. - Т 2.- 471 с.

10. Чичагов Л.М. Медицинские беседы. В двух томах. - М., 1999г. Репринт с изд. 1891 г. - Т. 2 – 37 с.

11. Чичагов Л.М. Медицинские беседы. В двух томах. - М., 1999г. Репринт с изд. 1891 г. - Т. 2 - С. 2-3.

12. Чичагов Л.М. Медицинские беседы. В двух томах. - М., 1999г. Репринт с изд. 1891 г. - Т. 2 – 37 с.

13. Чичагов Л.М. Медицинские беседы. В двух томах. - М., 1999г. Репринт с изд. 1891 г. - Т. 2 – 39 с.

14. Дранник Г.Н. Клиническая иммунология и аллергология. – М., 2003. – 186 с.

15. Лесиовская Е.Е. Семь простых шагов к здоровью. Записки фитотерапевта. - СПб, 2014. - С. 19-21.

16. Чичагов Л.М. Медицинские беседы. В двух томах. - М., 1999г. Репринт с изд. 1891 г. - Т. 2 – 50 с.

17. Бурбелло А.Т. Совместимость и несовместимость лекарственных средств. Проблемы взаимодействия. – СПб., 2009.

18. Клиническая фармакология: учеб/ под ред. В.Г. Кукеса - 151 с.

19. Зборовский А.Б., Тюренков И.Н. Осложнения фармакотерапии. - М., 2003. - 12 с.

20. Чичагов Л.М. Медицинские беседы. В двух томах. - М., 1999г. Репринт с изд. 1891 г. - Т. 2 – 65 с.

21. Чичагов Л.М. Медицинские беседы. В двух томах. - М., 1999г. Репринт с изд. 1891 г. - Т. 2 – 16 с.

22. Чичагов Л.М. Медицинские беседы. В двух томах. - М., 1999г. Репринт с изд. 1891 г. - Т. 2 – 77 с.

23. Чичагов Л.М. Медицинские беседы. В двух томах. - М., 1999г. Репринт с изд. 1891 г. - Т. 2 – 22 с.

24. Чичагов Л.М. Медицинские беседы. В двух томах. - М., 1999г. Репринт с изд. 1891 г. - Т. 2 – 22 с.

25. Чичагов Л.М. Медицинские беседы. В двух томах. - М., 1999г. Репринт с изд. 1891 г. - Т. 2 – 65 с.

26. Чичагов Л.М. Медицинские беседы. В двух томах. - М., 1999г. Репринт с изд. 1891 г. - Т. 1 – 550 с.

27. Чичагов Л.М. Медицинские беседы. В двух томах. - М., 1999г. Репринт с изд. 1891 г. - Т. 1 – 550 с.

28. Парцерняк С.А. Интегративная медицина: путь от идеологии к методологии здравоохранения. – СПб., 2007.

29. Чичагов Л.М. Медицинские беседы. В двух томах. - М., 1999г. Репринт с изд. 1891 г. - Т. 2 – 3 с.

30. Чичагов Л.М. Медицинские беседы. В двух томах. - М., 1999г. Репринт с изд. 1891 г. - Т. 2 – 6 с.

31. Кокосов А.Н. Оздоровление организма: пути и возможности. - СПб., 2014. - 28 с.

32. Чичагов Л.М. Медицинские беседы. В двух томах. - М., 1999г. Репринт с изд. 1891 г. - Т. 2 – 6 с.

33. Чичагов Л.М. Медицинские беседы. В двух томах. - М., 1999г. Репринт с изд. 1891 г. - Т. 2 – 16 с.

34. Чичагов Л.М. Медицинские беседы. В двух томах. - М., 1999г. Репринт с изд. 1891 г. - Т. 2 – 24 с.

35. Карпухин Г.И., Карпухина О.Г. Диагностика, профилактика и лечение острых респираторных заболеваний. - СПб, 2000. – 141 с.

36. Чичагов Л.М. Медицинские беседы. В двух томах. - М., 1999г. Репринт с изд. 1891 г. - Т. 2 – 24 с.

37. Лесиовская Е.Е., Пастушенков Л.В.. Фармакотерапия с основами фитотерапии. Учебное пособие для ВУЗов. - М., 2003 г. - 20 с.


Система оздоровления священномученика Серафима Чичагова. Часть 2-я


Я снова хочу высказать благодарность студии «Обитель» Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, создавшей фильм-лекцию доктора Ксении Павловны Кравченко, обратившей моё внимание на труд Леонида Михайловича Чичагова «Медицинские беседы», изданный в 1891 году. Это удивительно, но «Медицинские беседы» явили научному миру такие прозрения, что нашли своё подтверждение через 100 лет в работе солидного научного коллектива крупнейшего и славного медицинского учреждения СССР, а позже России, - Санкт-Петербургской государственной химико-фармацевтической академии, а прежде всего, врачами-практиками доктором медицинских наук Пастушенковым Леонидом Васильевичем и доктором медицинских наук Лесиовской Еленой Евгеньевной.

Когда православные пациенты спрашивали моё мнение об этой системе оздоровления, я заметил, что больше всего их потрясало – не есть после шести часов вечера... Такое открытие, что нельзя есть после шести, совершенно очевидно, входит в противоречие с жизнью городского человека, который поздно вечером приезжает домой и регулярно наедается на ночь. В системе оздоровления, представленной нам доктором Кравченко, важное место занимает малоядение, то есть, съедать понемногу и часто в течение дня. Это действительно хорошо, потому что многие из нас страдают от греха чревоугодия. Впрочем, это вполне соответствует и мнению современной медицины, - нас в медицинских институтах учили: «питаться больным людям нужно понемногу, часто в течение дня и не наедаться на ночь». Я даже помню, что когда в 1974 году был ребёнком в пионерском лагере в городе Сочи, то наш режим устанавливали примерно так: завтрак в 8.00, второй завтрак в 10.30, обед в 13.00, полдник в 16.00 и ужин в 18.30. Конечно, подобный режим очень полезен для здоровья. Но мы сейчас, оправдываясь современной действительностью, нарушаем режим питания и отдыха. Это очевидно вредно для здоровья. Поэтому доктор Кравченко предлагает исправиться. Давайте исправляться, братья и сестры.

Что же ещё нового в системе оздоровления, представляемой нам как система Л.М. Чичагова? Лечение простуды и гриппа воздержанием от еды. И действительно, доктор Кравченко права: во время температурной реакции организм не хочет есть, поэтому и не нужно его кормить. Кроме того, совет Ксении Кравченко не снижать температуру действительно полезен и соответствует рекомендациям владыки Серафима. Об этом мы с вами говорили, дорогие слушатели Православного радио Санкт-Петербурга, в беседе о простудах. Единственное, что добавляет Ксения Павловна, это сосать по крупинке соли, мазать кожу йодом и пить таблетку фуросемида. Но у некоторых болящих от фуросемида может выходить калий из клеток сердца и, как следствие гипокалигистии, может начаться сердечная аритмия. Резкое падение давления может довести до обморочного состояния. Поэтому в реальной жизни безопасней просто сухое (без воды) голодание 24-36 часов. И большинство простуд проходит. То же самое давно говорят крупнейшие специалисты в области разгрузочно-диетической терапии. Профессор Алексей Николаевич Кокосов, которому ещё 40 лет назад было поручено проверить систему лечебного голодания профессора Юрия Сергеевича Николаева, это одобрил. А что касается владыки Серафима, то в его время фуросемида ещё не существовало, так что его система оздоровления к подобной схеме отношения не имеет. Он лечил насморки и бронхиты спиртовымы настойками подсолнуха, касатика; гнойные выделения из носа эстрактами тополя, сосны.[1] Его экстракт тополя похож по составу на нашу настойку противовоспалительную и ранозаживляющую № 1, прекрасное обеззараживающее и противовоспалительное действие которой вам, дорогие братья и сестры, нравится уже давно. Кстати сказать, тополь в лечебной системе Л.М. Чичагова считается одним из трёх главных лекарств. Кроме того, владыка Серафим использовал настойку касатика, а эта трава была изучена через 100 лет в Химико-фармацевтической академии Санкт-Петербурга. Обнаружены замечательные улучшающие иммунитет свойства этого растения. И касатик входит в состав наших иммунных настоек, которыми давно пользуются многие православные. А что касается препарата владыки Серафима Pinus silvestris, экстракта сосны, то экстракт сосны и сейчас входит в известный препарат, продающийся в аптеках, под названием «пиносол». Правда, в пиносоле дополнительно добавлены и другие ингредиенты.

Далее, что предлагается доктором Кравченко, - это лечение повышенного артериального давления горячими ножными ваннами. Это хороший старинный способ и жаль, что его забыли. Она правильно заметила, что во время принятия ножных ванн сосуды ног расширяются и артериальное давление падает. Это эффективный способ лечения гипертонического криза. Только дальше доктор Кравченко советует налить в ладонь настойку йода и обмазывать йодом грудь для лечения повышенного давления. Такого в книге «Медицинские беседы» Л. М. Чичагова я не встречал. Там описано в главе «Лечение кровеносных сосудов» использование настоек из лекарственных растений: эвкалипта, зюзника европейского, сосны, березы и др. Некоторые фитотерапевты и сейчас используют, например, траву зюзника для лечения сердечно-сосудистых заболеваний. Как-то в частном разговоре между нами профессор Олег Дмитриевич Барнаулов коротко охарактеризовал зюзник как траву с «пустырникоподобным действием».

Хотелось бы заострить ваше внимание, дорогие братья и сестры, - абсолютно правильно говорит Ксения Павловна Кравченко, что лекарства, понижающие давление, резко бросать нельзя, иначе может наступить гипертонический криз. Это нормальный врачебный подход. Современная медицина предупреждает о синдроме отмены. Например, нельзя сразу прекращать приём бета-адреноблокаторов, так как синдром отмены на них встречается достаточно часто, - от 5 до 50% случаев, причём возможны такие грозные осложнения, как инфаркты и инсульты.[2]

Несколько странным образом по вопросу о применении лекарственных трав Ксения Павловна заявляет: «Любая трава содержит корень «трав», она травит, она может являться отравкой…». Такого же мнения придерживается и немало врачей аллопатической медицины. Иногда в этом есть доля истины, есть и ядовитые растения. В нашем современном обществе широко распространено самолечение по газете «Здоровый образ жизни», а также «по системе» инженера Г. П. Малахова и другим непрофессиональным подходам, различными ядовитыми травами: болиголовом, золотым усом, купеной, маклюрой, морозником, окопником, чистотелом и так далее. Но мы уже, братья и сестры, об этом говорили в передаче «Фатальные ошибки фитотерапии». Действительно, «дикая фитотерапия» сейчас распространена широко, и врачи видят её негативные последствия. Но нельзя полностью отрицать научную фитотерапию, приравнивая её к жёлтой прессе. И точно также полное отрицание фитотерапии доктором Кравченко не соответствует системе владыки Серафима, который был фитотерапевтом и гомеопатом. В его житии мы читаем: «Научившись еще на войне глубоко сопереживать физическим страданиям раненых воинов, Л. М. Чичагов поставил перед собой задачу овладеть медицинскими знаниями для оказания помощи своим ближним. В дальнейшем значительным итогом многолетних медицинских опытов Л. М. Чичагова стала разработанная им и испытанная на практике система лечения организма лекарствами растительного происхождения, изложение которой заняло два тома фундаментального труда «Медицинские беседы».[3]

Отрицая фитотерапию, Ксения Павловна советует больным использовать рецепт, «подсмотренный у тибетских монахов» - гомасио из семян кунжута с солью от головной боли. Меня это обрадовало. Слава Богу, лекарственное растительное сырьё в системе Кравченко всё же присутствует! Рецепт неплохой, безвредный, скорее всего, и пробовать его можно. Только к гомасио система владыки Серафима не имеет отношения. Потому что сам он для лечения головной боли делает настойки из лаванды, касатика, зюзника, сосны и других лекарственных растений.[4] Тем более, лично мне непонятно стремление отдельных русских людей к тибетской медицине. Ведь у нас есть свои первоисточники, например, русский доктор медицины и хирургии Иван Кашинский посвятил свой «Травник», изданный в 1817 г., его Величеству Императору Александру Павловичу - Самодержцу Всея России. На обложке Кашинский написал: «Русский лечебный травник или описание отечественных врачебных растений, целебными качествами заменяющих чужеземныя…». А тут вот Ксения Павловна подсмотрела гомасио из Тибета! Как будто в России травы мало.

Доктор Кравченко также советует использование декариса как противоглистного средства. Это синтетическое средство хорошо известно и применяется в настоящее время в медицине как противоглистное лекарство. Но оно имеет свои противопоказания и побочные эффекты, а поголовное назначение декариса (левамизола) весной и осенью от всех болезней: при саркоидозе, ревматоидном артрите, гломерулонефрите, псориазе и других аутоиммунных болезнях, тем более здоровым людям, небезопасно. В связи с побочными эффектами этого синтетического препарата увлечение декарисом у современных врачей давно прошло.[5] Но мы уходим от главной темы нашей беседы – от системы оздоровления священномученика Серафима Чичагова, потому что декарис владыке Серафиму в позапрошлом веке был совершенно неизвестен. Леонид Михайлович назначает при глистах опять же фитотерапию – настойки тыквы и сосны.[6]

Далее доктор Кравченко разумно рассуждает об «отложении солей» в связках и хрящах при остеоартрозах суставов и остеохондрозах позвоночника. Она считает, что почки несут ответственность за суставные болезни, и это правильно. Только назначает она тот же аспирин из группы нестероидных противовоспалительных средств, что и современная аллопатия. Во время написания «Медицинских бесед» салицилаты извлекали из ивы, так как аспирин, он же ацетилсалициловая кислота, был тогда неизвестен. Владыка Серафим назначал при суставных болезнях настойки берёзы, ивы, сосны, калмии из семейства вересковых и другие.

Посмотрим далее, что предлагает в своём фильме-лекции Ксения Павловна. Для лечения варикозной болезни она рекомендует применение аспириновых аппликаций с бинтами на ноги. Но аспирин, благодаря резорбтивному действию, всасывается в кровь и может вызвать изжогу, гастрит, язву желудка и иммунодепрессию, поражение печени и почек. Аспирин, как и все нестероидные противовоспалительные средства, действует не напрямую, а опосредованно, через кровь, поэтому его побочные эффекты будут вызывать и накожные аппликации. Да, аспирин улучшает кровообращение, и это широко используется в современной аллопатии. Только снова непонятно, причём тут «новая фармакология» безвредных гомеопатических настоек трав владыки Серафима.

Небезвредна также рекомендация доктора Кравченко пить разбавленную настойку прополиса. Прополис внутрь употреблять нельзя, он может разрушительным образом повлиять на печень и почки. И с такими случаями я встречался.

Наконец, подходим, братья и сестры, к ответственному моменту. Очень опасна рекомендация Ксении Павловны пить большое количество йода. Она советует принимать ванны с йодом и пить от полулитра до литра крахмалистого киселя со столовой ложкой йода в день. Однако если подсчитать, что в столовой ложке 10% настойки йода, продающейся в аптеке, содержится до полутора граммов йода, а суточная потребность в йоде у человека составляет 100-150 мкг, то мы можем получить за сутки дозу йода в 5-10 тысяч раз больше, а это опасно. Известно, что избыток микроэлементов может быть вреднее, чем их недостаток. Избыточное поступление йода может вызвать явления йодизма: слюнотечение, насморк, а также сыпи, угри, йододерму – тяжёлое поражение кожи, головные боли, тошноту, депрессию. У Ксении Павловны слишком простой метод определения токсичности йода – есть понос, нет поноса… Дело не в кишечных расстройствах. Возможно развитие заболеваний щитовидной железы - гипотиреоза или гипертиреоза.[7] «Индуцированный йодом зоб наблюдался у 10% взрослых жителей о. Хоккайдо (Япония). Эти люди употребляли в пищу большое количество комбу» (морских водорослей с высоким содержанием йода).[8]

Точно также может возникнуть гипертиреоз, Базедова болезнь. «Индуцированный йодом гипертиреоз имел место, например, в Тасмании и Бразилии, когда населению, испытывающему йодную недостаточность, давали йодные добавки… и при осуществлении программы йодирования соли в Испании и Заире».[9]

В целом если кто-либо из врачей пытается распространить свою систему якобы оздоровления на миллионы людей, то начинать нужно со статистики. А статистика говорит, что у 50% людей находят узлы в щитовидной железе.[10] При передозировке ежедневного поступления йода в организм человека может наблюдаться рост узлов щитовидной железы. Так было с препаратом йодомарин. Так же случается и с йодистой водой. У меня, братья и сестры, консультировался иеромонах из Троице-Сергиевой Лавры по поводу появления аутоиммунного тиреоидита с высоким содержанием антител к тканям щитовидной железы. При тщательном расспросе выяснилось, что какие-то «добрые люди» дали ему много воды с высоким содержанием йода… и вот, скорее всего, от этого он получил АИТ. В дальнейшем, думаю, такие случаи заболеваний среди использующих йод могут учащаться.

Я бы хотел обратиться к православным врачам, которые наблюдают своих пациентов: расспрашивайте их о чрезмерном приёме йода. И следите за функцией щитовидной железы, за возможным ростом узлов. При этом у женщин, сохранивших менструальную функцию, от гипермикроэлементоза йода возможен также рост фиброаденоматоза молочных желез, миомы матки. В анализах, уважаемые коллеги, наблюдайте рост антител к тканям щитовидной железы. Даже от аптечной морской капусты я наблюдал случай перехода из гипотиреоза в тиреотоксикоз. К сожалению, пациентке, последовавшей совету «попить ламинарии», пришлось сделать операцию. А после операции, как известно, ей пожизненно прописали тироксин. А она сама врач. И невзлюбила фитотерапию, понятно, за что… А теперь на фоне тиреоидэктомического гипотиреоза развилась депрессия. И частые госпитализации…

Итак, дорогие братья и сестры, лечение ударными дозами йода Леонид Михайлович Чичагов не мог прописывать своим пациентам, так как был против аллопатии и против высоких доз. И если с Вами случилось осложнение от передозировки йода, то система оздоровления священномученика Серафима Чичагова тут совершенно ни при чём. Это система «оздоровления» доктора Ксении Кравченко.

Каждый врач выдумывает свою систему. И если назначение аллопатии в виде аспирина, декариса, фуросемида или йода входит в систему лечения Ксении Кравченко, то медицинские труды владыки Серафима говорят совершенно о другом. А главное: Primum non nocere, seu noli nocere, seu cave ne laedas. Прежде всего - не навреди, или бойся, чтобы не навредить.

В заключение хотелось бы передать свои ощущения от просмотра видеороликов, выпущенных под прикрытием благословенного имени владыки Петроградского Серафима (Чичагова). Сначала нам показывают с вертолёта Лавру, духовное сердце России. Потом на фоне Лавры под сладкий православному слуху колокольный звон высвечивается заставка «Студия Обитель» Свято-Троицко-Сергиевой Лавры представляет…». Это сразу открывает сердца русских людей. И далее «…Фильм-лекцию практикующего врача, продолжателя и исследователя системы священномученика Серафима Чичагова Ксении Павловны Кравченко.». При этом нет не только благословения духовного лица, нет даже имён оператора, звукооператора, режиссёра монтажа, директора картины. Появилась в Лавре студия инкогнито. И далее Ксения Павловна рассказывает и рассказывает о своих взглядах на здоровье, затронув лишь конкретно совет владыки есть понемногу и не наедаться на ночь. А далее всё от себя, как она понимает этиологию и патогенез болезни. В принципе, очень больших фатальных ошибок доктор не допускает, разве что в отношении передозировки йода, так что можно нормально подискутировать с её системой. Я просто не стал утомлять слушателей «Православного радио Санкт-Петербурга» пустыми медицинскими спорами. Мнений много, но в конечном итоге правоту врача определяют пациенты и катамнез, – отдалённые результаты лечения. Однако оставшиеся неизвестными устроители фильма почему-то нарисовали в заставке к фильму «Система оздоровления свщмч. Серафима Чичагова», хотя рисовать в заставке к фильму нужно было «Система оздоровления доктора Кравченко». Моё предположение таково: Ксения Павловна не отдаёт себе отчет, что из-за подмены, допущенной неизвестным режиссёром, возникает путаница в умах православных людей, и вера в истинность Богом данных прозрений владыки автоматически сузилась до аспирина, декариса и йода. Увлёченная доктор даже проговорилась, что владыка был расстрелян большевиками за свою систему оздоровления. Матушка Ксения как ребёнок. За лечебные системы не убивают. Убивают за Исповедание Христа. Однако не будем судить строго, простим ей эту оплошность. По себе знаю, на камеру что-нибудь лишнее скажешь, и сам потом жалеешь.

Но нет худа без добра. И то хорошо, что некоторые из православных перестанут наедаться на ночь. Недавно мне один батюшка сказал, что благодаря напоминанию о «системе» он ограничил питание и похудел на 30 кг, снизилось повышенное давление. А мне прочтение книги «Медицинские беседы» было весьма кстати. Я ведь в последнее время приступил к активному поиску врачей-святых терапевтического профиля всех времён и народов, исповедниками Христа Сына Божия просиявших. Святой мученик и целитель Пантелеймон, святой Агапит, святые Косьма и Домиан и многие другие в далёком прошлом. А вот архиепископ Лука Войно-Ясенецкий - наш современник. Но он хирург… И тут вдруг явилась память владыки Серафима, практиковавшего фитотерапевта, из не очень далёкого прошлого. Это прекрасное открытие последних лет моей жизни.


Литература:


1. Чичагов Л.М. Медицинские беседы. В двух томах. - М., 1999 г. Репринт с изд. 1891 г. - Т. 2 - 545 с.

2. Чазов Е.И., Беленкова Ю.М. Рациональная фармакотерапия. - М., 2011. – 17 с.

3. Житие священномученика митрополита Серафима (Чичагова). Часть первая

4. Чичагов Л.М. Медицинские беседы. В двух томах. - М., 1999 г. Репринт с изд. 1891 г. - Т. 2 - 790-791 сс..

5. Харкевич Д.А. Фармакология. Учебник. - М., 2013. - 557 с

6. Чичагов Л.М. Медицинские беседы. В двух томах. - М., 1999г. Репринт с изд. 1891 г. - Т. 2 - 643 с.

7. Лесиовская Е.Е. с соавт. Витамины и микроэлементы. - СПб, 2004. – 90 с.

8. Браверман Л.И. Болезни щитовидной железы. - М., 2000. – С. 405-406

9. Браверман Л.И. Болезни щитовидной железы. - М., 2000. – 409 с.

10. Рябов С.И. Эндокринология. Руководство для врачей. - СПб, 2004. – Т. 1 - 260 с.