Отец Анатолий Берестов: Лекарство от СПИДА найдено. Готовы ли мы принять его?



ссылка на источник



Юрий Маркеев


Отец Анатолий (Берестов), московский священник, заявил о том, что у нескольких его подопечных исчезла ВИЧ-инфекция. Кое-кто из представителей официальной медицины объявил его сумасшедшим. Аргумент - отец Анатолий не разбирается в медицине. Однако, мало кто знает о том, что в недалеком прошлом доктор медицинских наук Анатолий (Берестов) одним из первых в СССР исследовал детскую ВИЧ-инфекцию...


В феврале этого года, дописывая повесть "Дерево Иуды", я долго колебался, не зная, как мне, автору, поступить с одним из своих героев, носителем ВИЧ-инфекции, который, столкнувшись со своей, ОСОБОЙ реальностью, глубоко переродился и пришел к Богу с покаянием и со смиренной верой в то, что для Бога нет ничего невозможного, что чудо - это только для людей чудо. Для Бога же чуда не бывает. В повести я стремился сохранить правдивый тон повествования, и, следуя житейской логике, мой герой должен был в конце концов погибнуть от СПИДа - такова трагическая реальность этой болезни. Ни в Африке, ни в Европе не было ни одного случая исцеления. Ничего подобного не было и в России. И, тем не менее, сохраняя правдивый тон повествования, я вывел своего героя на чудо. Он не умер, а духовно переродился, в результате чего все его старые болячки исчезли. Включая ВИЧ...


В марте этого же года по российскому телевидению РТР в документальном фильме "Чек" (автор - Аркадий Мамонтов) на всю страну прогремело заявление московского священника и монаха отца Анатолия Берестова о том, что ВИЧ-инфекция исцелима, и что в душепопечительском реабилитационном центре, которым он руководит, есть реальные случаи, когда у бывших наркоманов пропадали вирусы иммунодефицита и гепатита С. Заявление сенсационное, однако никаких комментариев со стороны официальной медицины не последовало... Нижегородское православное Братство во имя св. Александра Невского направило меня на Крутицкое подворье для того, чтобы я мог получить информацию, что называется, из первых рук.


1-й день. Пятница.


Крутицкое подворье привлекает паломников и туристов не только тем, что находится оно в живописном месте, на откосе Москвы-реки, и прекрасно сохранилось с начала восемнадцатого столетия. В наши дни сюда стекаются люди практически со всех концов России для того, чтобы получить наставления и утешительное слово иеромонаха отца Анатолия Берестова, известного тем, что он занимается реабилитацией наркоманов. Душепопечительский центр расположен на территории Крутицкого подворья. Регистрация находится в крошечном подсобном помещении напротив храма Воскресения Словущего. В регистратуре всегда много людей. Узнав, откуда я приехал, меня приняли очень любезно и тут же проводили в келью к отцу Анатолию. Келейка скромная, крохотная, всего-то диван и пара кресел. Толстые стены дают полную звукоизоляцию. Около отца Анатолия - его послушники, бывшие наркоманы. Один работает секретарем, другой помогает регистратуре, третий - сидит на телефоне. Я представился и попросил благословения на свою работу.


...В первый день я общался с отцом Анатолием не более двадцати минут. Очередь за дверьми кельи не давала мне забывать о том, что я - не один.


- Отец Анатолий, скажите, после вашего заявления по телевидению о том, что ВИЧ может пропадать, какая была реакция со стороны официальной медицины?


Отец Аатолий улыбается.


- Ни-ка-кой!


- Может быть у них нет интереса признавать чудо?


- Судите сами... по их реакции. Еще раз повторяю - в ответ полное молчание. Я как-то в одном городе выступал с докладом среди медиков. Говорил о том, что у многих бывших наркоманов ВИЧ исчез. Кто-то из сидевших в первых рядах психиатров заметил: "Отец Анатолий - наш пациент".Он, дескать, ничего не знает о СПИДе. Как же ничего не знаю о СПИДе, если я одним из первых в СССР занимался детской ВИЧ-инфекцией.


- Отец Анатолий, в Нижнем Новгороде количество наркоманов и ВИЧ-инфицированных не меньше, чем в других регионах России. И тот материал, который я привезу, крайне важен. Я уже не говорю о высочайшей степени ответственности. Ведь мы таким образом обнадеживаем людей. Вы можете повторить то заявление, которое вы сделали по телевидению? И сами вы видели те документы и медицинские справки у тех, у кого ВИЧ пропал?


- Дорогой мой, я не устану повторять то, что многие не хотят услышать. По вере вашей дается вам. У меня в центре проходила реабилитацию девочка Катя. Она из Новокузнецка. Приехала сюда с ВИЧ-инфекцией. Выполняла послушание, молилась. Регулярно исповедовалась и причащалась. Спустя какое-то время решила сдать кровь на анализ для того, чтобы узнать, в какой стадии ее болезнь. Сдавала кровь в гематологическом отделении центра трансплантации. ВИЧ у нее нет. Сдала еще раз анонимно. Результат отрицательный. Потом она еще раз сдала. Не у нее ВИЧ.


- Как вы это объясняете?


- По вере вашей дается вам. Я занимаюсь проблемами наркомании и ВИЧ-инфекции давно. И я видел, как ВИЧ-инфекция переходит в СПИД. Видел, но только в нехристианской среде. В христианской среде я не знаю ни одного случая, чтобы ВИЧ переходил в СПИД. Он либо остается с человеком до конца жизни, либо исчезает, как это случилось у Кати. Вы сказали о трех случаях исцеления, о которых упоминалось в фильме "Чек"? А я вам скажу, что не три, и даже не десять, а гораздо больше таких случаев.


Отец Анатолий при мне звонит одному из чудесно исцеленных. Это - некий Дмитрий Р. Из Москвы. Общаться с журналистами он, по понятным причинам, не хочет. Жизнь с ВИЧ-инфекцией была для него анонимной. Анонимной она остается и после чудесного исцеления. Такой "славы" не хочет никто.


- У него ВИЧ всплыл на призывной комиссии. Потом он решил сдать анализы еще раз после воцерковления, после того, как побывал на литургии, поясняет отец Анатолий. - теперь он живет без ВИЧ. Но сюда не приходит. Его папа нас кое в чем сильно подвел.


Отец Анатолий дозвонился до сестры Дмитрия и при мне спросил о ВИЧ-инфекции брата.


- Да, - слышу я ответ из телефонной трубки. - ВИЧ-инфекция была, а теперь нет.


- А где сейчас Катя? - спрашиваю у отца Анатолия.


- Катя уехала в Дивеево с другими ребятами. У нас работает паломнический центр. Сейчас много ребят в разъездах. Можете поговорить с теми, кто сейчас здесь. Главное чудо - то, что происходит с ними. Процент реабилитации у нас знаете какой? Семьдесят! Вот главное чудо-то! Ребята воцерковляются, становятся другими. Кстати тут есть один из тех, у кого пропал гепатит С. Можете с ним поговорить.


Мы расстаемся до субботы.


2- день. Суббота.


Я приезжаю на Крутицкое подворье за час до вечерней службы для того, чтобы поговорить с ребятами. Соглашаются. Истории почти у всех схожи. Три-четыре года стажа опийной наркомании, потом - медикаментозное снятие ломки и жизнь в послушании при душепопечительском центре св. Иоанна Кронштадтского.


Игорь. Ростов-на-Дону


- Скажи, до центра как ты относился к вере?


- Никак. Крестился в тринадцать лет, но так, номинально. Первый раз причащался здесь, у отца Анатолия.


- А откуда ты узнал об этом центре?


- В Ростове это было. Взял в руки книгу отца Анатолия "Наркомания - это грех или болезнь?". Прочитал, а в конце книги указан и адрес центра.


- Сколько ты уже не колешься?


- Год. Последний раз сорвался, когда домой ездил. В Москве срывов практически не было. Но если сильно захочешь, и в Москве можно наркотики найти. Но лучше восстанавливаться подальше от дома. Там - старые друзья, много соблазнов. Я из-за последнего срыва год института потерял. В прошлом году поступил и вот сорвался.


- Скажи, а ты веришь в чудесное исцеление?


- Конечно верю. Это реально. Я это чудо, можно сказать, на себе испытал. Меня мама вымолила. Я совсем по-другому стал смотреть на мир.


- Какой здесь распорядок?


- Подъем в восемь, молитва, труд. Послушание у каждого свое. Кто алтарничает, кто на телефоне сидит. Кто в Новоспасский монастырь ходит просфоры печь... Катю, которая исцелилась, я хорошо знаю. Это чудо Божие, что с ней произошло. Когда она приехала сюда, ее все побаивались. Знали, чем она больна. А потом она несколько раз кровь сдавала, а у нее нет ничего. Она, конечно, была в шоке. Сейчас находится в Дивеево.


- Какова судьба ребят после центра?


- Кто в институт поступает, кто - в семинарию, а кто в монастыре остается. Я, например, буду в этом году восстанавливаться в институте.


Валера. Самара.


- Я переламывался через монастырь. Мать привезла меня никакого сюда. Меня сначала отвезли в Ярославскую область к игумену Борису, к сожалению новопреставленному. Он сильно помогал нашему батюшке. Нас тогда было шестнадцать человек. Только двое не смогли оставить наркотики. Один из них умер от передозировки героином, другой до конца веру не принимает.


- Как ты можешь объяснить чудесные исцеления?


- Как? Да у меня самого был гепатит С. Из армии комиссовали с диагнозом: "цирроз малой степени активности". Сейчас я абсолютно здоров. Недавно сдавал анализы. Печень в порядке. Гепатита С нет.


- Сколько ты уже не колешься?


- Четыре года.


- Как относишься к алкоголю?


- Спокойно. Могу немножко выпить.


- А к анаше? - задаю провокационный вопрос.


- Нет, - спокойно отвечает он. - К наркотикам к меня твердое неприятие.


- А как же ты расслабляешься?


- А зачем мне расслабляться7 - парирует он. - Я и так себя хорошо чувствую. У меня другие интересы. Я теперь даже когда по телевизору вижу, как кто-то колется, меня воротит.


Иван. Запорожье.


- Каким образом ты узнал об этом центре?


- Да пацаны в Запорожье сказали. Там, наверное, половина молодежи на игле сидит. Мак там растет. Сюда я приехал месяц назад. До этого год не кололся. Зачем приехал? Чтобы укрепиться душевно. В Бога я всегда верил, но от Церкви был далек. Теперь я понял, что наркотики - это замануха дьявола.


- Скажи, а если сейчас я вытащу шприц с героином и предложу тебе уколоться, ты откажешься? Только честно.


- Честно? Пятьдесят на пятьдесят. Батюшка сказал: "Я не боюсь срывов. Я боюсь блуда". Если я уколюсь, то сразу пойду на исповедь, потому что на душе будет тяжело. И потом все равно брошу.


- А кто финансирует ваше проживание здесь?


- Никто. Тут кормят, поят бесплатно. Я-то приехал с деньгами, снял квартиру, потому что мест сейчас нет. А так тут все бесплатно. Несмотря на то, что время приближается к вечерне, к отцу Анатолию по-прежнему большая очередь. И я решаюсь потревожить его завтра перед литургией.


3-й день. Воскресенье.


Отец Анатолий у себя в келье, но готовится к принятию исповеди. Исповедуются у него в основном бывшие наркоманы. Небольшая очередь выстроилась у дверей кельи. Несколько знакомых молодых людей вижу в облачении алтарников. Они готовятся к службе. Захожу к отцу Анатолию. Он улыбается и бодро кивает головой в сторону храма.


- Ну, видели, сколько молодежи? Вот главное чудо. Еще вчера - самые потерянные, а сегодня... сколько радости жизни в глазах! Вы меня спрашивали, отчего у некоторых ВИЧ переходит в СПИД? От уныния. Только от уныния. Уныние - это величайший грех. А грех порождает болезнь. Вот по какой причине развивается СПИД.


- Отец Анатолий, могу я написать о странном молчании со стороны официальной медицины?


- Ну, конечно, можете. Я пишу об этом повсюду, кричу до хрипоты. А кое-кто, наверное, крутит у виска пальцем и говорит: "Отец Анатолий - наш пациент".


...Я остался на литургию. В храме Воскресения Словущего служба, как мне показалось, проходила как-то особенно. Возможно, такое впечатление возникло оттого, что в алтаре служили те, кто еще вчера давали мне простые "пацанские" интервью. Возможно, повлияла проповедь отца Анатолия - простая, но обличительная! Возможно, то, что рядом со мной стояла в основном молодежь очень специфичная - такую можно увидеть где угодно, но только не в церкви. Были там и совсем юные, по всему заметно - только прикоснувшиеся ко греху и не успевшие в нем погрязнуть, были там и наркоманы со стажем. С усталыми, худыми, землистого цвета лицами. У одного из тех, кто пришел в церковь на исповедь, из-под воротничка вверх по шее вилась паутина лагерной татуировки. Время от времени кто-нибудь выходил из храма и по старой наркоманской привычке садился на корточки и ждал, когда отпустит боль в пояснице. Потом снова вставал и шел на службу. Но когда наступил момент причасти, я увидел в этих вдруг преобразившихся лицах горячую веру в то, что Господь дает всем вне зависимости от глубины грехопадения возможность подняться и стать Человеком.


...Возвращаясь из Москвы домой, я размышлял о том, почему телевизионное заявление отца Анатолия осталось гласом в пустыне? Неужели мир не готов принять его? Не секрет, что время, в котором мы живем, насыщено чудом. Но чудо чуду рознь. Чудо явное - это, если хотите, рупор, через который Господь на ухо вопиет нам, рассеянным, потерявшим веру, что Он есть. Заявление отца Анатолия - тоже своеобразный крик через рупор. Однако мы остаемся теми, л ком в Евангелии сказано: "Кто имеет уши слышать, да слышит". Мы слишком горды, чтобы принять чудо. Есть ли на сегодняшний день хоть одна научно обоснованная версия появления СПИДа? То, что он возник в двадцатом веке, когда распущенность нравов далеко превзошла содомскую, - известно. Медицина заявляет о том, что вирус ВИЧ на сегодняшний день - самый изученный в мире. Что толку? Болезнь важна с духовной точки зрения. Любой православный скажет, что болезнь - следствие греха, либо промыслительно дается для еще большего очищения веры. Неверующий медик не задается вопросом л причине болезни, он работает со следствием. "Изобретем таблетку от всех болезней!" - вот его девиз.


Итак, откуда же появился ВИЧ? Был всегда? Неправда. Пришел из Африки? Допустим. Был в обезьяне? - Это наивная попытка объяснить научным языком необъяснимое. Вирус этот появился тогда, когда распущенность человеческая стала возрастать в геометрической прогрессии. Церковь земная была не в силах остановить этот процесс. И тогда с Божьего произволения появился в высшей степени продуманный и необходимый инструмент воздействия на горячие людские головы - вирус. Подобные явления в человечестве бывали и раньше, и они всегда носили очистительный характер. Вспомним, для чего Господь попускал мировые катаклизмы? Появление вируса, с духовной точки зрения, абсолютно логично и оправдано. Но христиане знают, что, наказывая, Господь вразумляет. Что это значит? Это значит, что те, кто оказался носителем ВИЧ-инфекции, обратясь к Богу и изменив свою жизнь соответствующим образом (а опыт тех, о ком рассказал отец Анатолий, убеждает, что для этого необходимо бросить наркотики и регулярно причащаться), - что они не станут лишними для бога, Который любит живой любовью всех - и праведников, и грешников. Эта логика вполне объясняет то чудо, что произошло с подопечными отца Анатолия. Она может показаться ученому медику сумасшедшим бредом. Но она объясняет происхождение ВИЧ. Когда появились сенсационные заявления о том, что армянские медики открыли лекарство от СПИДа "Арменикум", главный инфекционист России Покровский выступил с очень взвешенным заявлением о том, что нельзя доверять таким скоропалительным выводам, не подкрепленными реальной практикой. Тогда он поступил мудро. "Арменикум" оказался обманом - мощным иммуностимулятором, работающим по принципу маятника. На какое-то время человек получал облегчение, но затем его покрывала волна со знаком "минус" и приходилось плохо. Кстати, один из добровольных испытуемых, на котором несколько лет назад строилась рекламная кампания этого препарата, в настоящее время покоится на кладбище. Стимуляция всегда имеет оборотную сторону. Но совсем иное дело, когда с заявлением выступает православный священник, монах, в прошлом - медик, который знает истинную цену подобным заверениям. Он знает, каков может быть Суд Божий за обман, за "обольщение малых сих". Поэтому заявление отца Анатолия (Берестова), на мой взгляд, - это подвиг. Зная о том, что многие покрутят у виска и скажут, что он спятил, отец Анатолий, тем не менее, не устает кричать всему миру правду. А она, как известно, одна - правда Божия. И глупо было бы упоминать о Боге, если хоть на мгновение допустить, что для Него есть хоть что-нибудь невозможное.


P.S. Следует добавить, что подобный реабилитационный центр появился и в Борском районе близ села Рожнова (Нижегородская обл. - Прим. ред.). В настоящее время там уже имеются первые послушники, которые занимаются восстановлением жилых помещений. По некоторым прогнозам, этот центр будет использовать методику о.Анатолия (Берестова), на сегодняшний день признанного авторитета в вопросах душевной помощи бывшим наркоманам. И все же огромное значение имеет не только методика, но и личность наставника, способного любовью и терпением возвращать заблудшие души на путь спасения.


© "Православное слово" №10 (215), №11(216), 2002 (Н.Новгород)
http://pagez.ru/items/018.php


Нашествие Экстрасенсов, или кажды народ достоин не только своих правителей, но и своих целителей...


Александр Рожен


Вновь замелькала в украинских СМИ реклама всяческих колдунов, экстрасенсов. Все чаще начали встречаться одиозные, а то и просто анекдотические имена телевизионных «целителей», казалось бы навсегда исчезнувших с телеэкрана. Оказывается, все это неспроста — в соседней державе взялись наводить порядок не только в экономике и управлении государством, культуре, но и в здравоохранении. Естественно, обратили внимание на орды экстрасенсов, которые кочуют по всей Руси.


Образованная публика уже потеряла прежний интерес к знахарству и экстрасенсорике. Российская церковь это направление также не жалует. Кстати, сами российские экстрасенсы и силы, их лоббирующие, не против весьма умеренного «прижима» колдовской братии, потому что эти меры в первую очередь коснутся их конкурентов из других стран СНГ (главным образом, из Украины, где экстрасенсорика стала серьезным видом теневого экспорта в соседнюю страну). А делить здесь есть что — объем рынка около 30 млрд. рублей, то бишь около 1 млрд. долларов США. Принимать меры заставило и то, что в России собрана весьма пугающая статистика — сейчас на каждые пять сотен россиян приходится один колдун или экстрасенс и вред здоровью от них весьма ощутим.


Пионером движения против засилья экстрасенсов стал иеромонах отец Анатолий Берестов, создавший Православный центр реабилитации пострадавших от оккультизма, тоталитарных сект и наркомании во имя святого Иоанна Кронштадтского. «Наблюдая многих больных в перестроечные годы, — утверждает Анатолий Берестов, который, кроме священного сана, имеет и серьезные научные заслуги (он известный невропатолог, доктор медицинских наук, профессор), — я столкнулся с воздействием оккультизма на здоровье людей. Прежде всего обращает на себя внимание феномен Кашпировского и Чумака. В начале 90-х проходили их телесеансы, принесшие много бед огромному числу российских семей. Исцеления через несколько недель оборачивались тяжелейшими рецидивами болезней. Особенно сильно страдали от сеансов массового целительства дети. У некоторых малышей, склонных к эпилепсии, развивались тяжелейшие припадки. Таких детей приходилось госпитализировать. Были случаи смерти детей, наблюдались тяжелые осложнения, вплоть до декортизации — гибели коры головного мозга. Эти дети становились тяжелейшими инвалидами.


За пять лет существования Центра психологи выслушали и оказали помощь более 11 тыс. пострадавших от различных «целителей». Многие из обратившихся за помощью остались на реабилитацию. Не следует думать, что экстрасенсы — нечто застывшее, однородное. Несмотря на то, что по сути и методике они мало отличаются от средневековых ведьм и колдунов, тем не менее сегодня они динамично реагируют на требования рынка и постоянно меняют обертку, в которой подается их «лечение». В последние годы особенно увеличилось количество пострадавших от так называемых «целителей от Бога». Последние нередко надевают на себя маску «святости и прозорливости».


Чем отличается полтергейст от «белочки»


Вот несколько наиболее полезных выводов из доклада Анатолия Берестова.


Одним из наиболее опасных последствий увлечения колдунами и экстрасенсами является появление так называемой «оккультной болезни». Она включает ряд синдромов, проявляющихся по отдельности либо вместе. Прежде всего психосоматический, развивающийся по типу хорошо известного в психиатрии синдрома Кандинского—Клерамбо.


Обычно у вполне здоровых в психическом отношении людей через некоторое время после лечения у экстрасенсов могут появиться беспричинные, навязчивые страхи, мания преследования, пациент слышит посторонние голоса, начинающие управлять жертвой. Появляются навязчивые мысли о самоубийстве. Нередко они реализуются. К примеру, 16-летний Дмитрий Ш. из города Липецка увлекался черной магией. Он сжег в доме все иконы, ездил к колдунам, отрекся от Бога и якобы в момент ритуала отречения увидел в облаках козлиный череп — символ сатаны. После этого возникли необъяснимые страхи и возбужденные голоса в голове, призывавшие убить родителей...


Жертва колдуна или экстрасенса нередко чувствует незримую связь со своим мучителем, теряет сон, аппетит, вкус к жизни. Так 55-летнюю Наталью Алексеевну биоэнерготерапевт, вылечивший от бессонницы, преследует уже десять лет. Она женщина чрезвычайно внушаемая, в чем сама и признается. За то, что десять лет назад Наталья отвергла сексуальные приставания «лекаря», тот пообещал развалить ее благополучную семью, отнять здоровье и выгнать, в конце концов, из собственной квартиры. Метод «доставания» жертвы у этого экстрасенса не отличается оригинальностью — раз в месяц он звонит несчастной и молчит... Но и этого оказалось достаточно — она собственными неотступными страхами запустила в подсознание разрушительную программу. Из цветущей женщины Наталья превратилась в запуганное отчаявшееся существо, а любящий муж загулял, спился и теперь требует размена квартиры...


Однако и это еще не все! Удалось установить: усиливаются заболевания, по поводу которых человек обращался к целителям и колдунам, возникают иммунологические нарушения. Люди начинают болеть тем, чем раньше никогда не болели. Особенно часто этот синдром наблюдается у детей и молодых женщин. 22-летняя Ирина прошла курс «лечебных сеансов» у экстрасенса по поводу гинекологического заболевания. Вскоре после сеансов она подхватила острую респираторно-вирусную инфекцию (ОРВИ), перешедшую в бронхит, затем в пневмонию, далее развился отит и гайморит... Чувствуя, что с организмом происходит что-то непонятное, Ирина обратилась к отцу Анатолию. В Центре было проведено иммунологическое исследование крови, выявившее состояние иммунодефицита.


В докладе профессора-иеромонаха много подобных примеров. Но не меньший интерес, думаю, могут представлять его выводы относительно современного модного увлечения различными восточными методиками управления и коррекции психики. Медики давно уже с подозрением смотрели на эксперименты наших доморощенных акупунктурщиков, йогов и т.п., которые, выбросив восточную философию жизни, попробовали превратить эти упражнения в некую разновидность физкультуры.


Удивляет то, с каким наивным доверием наши люди, которые, к примеру, прежде чем открыть дверь дома, непременно спросят «кто», здесь пускают в свой внутренний мир совершенно посторонних хорошо обученных психологическому взлому «целителей». Ведь цели и возможности этих людей вам попросту неизвестны! Вред таких экспериментов Анатолий Берестов подтверждает как научными исследованиями, так и примерами из собственной огромной практики врача:


На курсах разнообразной магии людей учат входить в так называемое измененное состояние сознания или медитацию. Некоторые врачи не видят в этом никакой опасности и даже утверждают, что измененное состояние сознания, вызванное гипнозом или релаксацией в определенной позе, помогает снять стресс, усиливает работоспособность и в целом является прекрасным отдыхом для уставшего организма. При этом они ссылаются будто бы на имеющиеся данные электрофизических методов исследования.


Однако такие утверждения расходятся с результатами исследований — головной мозг способен нормально работать, когда в нем чередуются три основных режима деятельности. Первый — режим бодрствования. При этом мышцы тела находятся в активном напряжении. Второй — медленноволновой сон (МС). Это состояние, возникающее при засыпании и во время сна. При МС врачи регистрируют нерегулярные колебания, мышцы же тела расслаблены, но отмечается их пассивное напряжение. Третий — парадоксальный сон (ПС), в процессе которого приборы фиксируют низкоамплитудные гиперритмичные колебания более быстрой частоты, чем при МС, но в отличие от бодрствования при этом режиме мышцы тела полностью расслаблены и человек неподвижен. Именно в состоянии ПС человек видит сны.


Эти три режима работы мозга последовательно сменяют друг друга в течение всей человеческой жизни. Во время функционирования в одном режиме восстанавливаются механизмы, обеспечивающие протекание предыдущего режима работы. При нарушении, а тем более отсутствии хотя бы одного из них возникают тяжелые нарушения мозга и психики.


У медитирующего же или находящегося в состоянии транса, гипноза все три состояния мозга ненормальным образом соединяются в одно: он расслаблен, но все-таки бодрствует, его посещают видения, как во время парадоксального сна, и при этом мышцы тела пассивно напряжены, будто в медленноволновом сне.


Экстрасенсы вполне справедливо утверждают — чтобы войти в состояние медитации и обрести так называемое «внутреннее видение», требуются огромные затраты энергии. После данного состояния сознания мозгу необходим длительный отдых, и злоупотребляющие «сверхсостоянием» рискуют заработать хроническую усталость и истощение вплоть до физической гибели. Существуют примеры, когда йоги входили в состояние медитации и через несколько часов их находили неподвижно сидящими, но уже бездыханными.


Врачи отмечают у людей, практикующих измененные состояния сознания, следующие симптомы: большое снижение лактата плазмы, усиление мозгового кровообращения, падение мышечного напряжения (что при миопатии, миастении и других заболеваниях может привести к их обострению), такое часто случается во время эпилептических припадков.


Кстати, медицинские исследования экстрасенсов-добровольцев показали, что их ЭЭГ напоминает таковую при эпилепсии, хотя при этом нет никаких внешних симптомов припадка. Также в мозге усиливается передача информации, что может привести к перегрузке и даже к серьезным психическим заболеваниям. Правое полушарие мозга (отвечающее за интуицию и бессознательные рефлексы) начинает преобладать над левым. Возникает дисгармония.


У регулярно практикующих измененные состояния сознания повышается скорость реакции мозга, лучше усваивается информация, улучшается память, повышается чувствительность вплоть до сверхчувственного восприятия, усиливается иммунитет. Иногда появляются так называемые сверхспособности, например, нечеловеческая сила, ловкость, умение чувствовать опасность и прочее. Однако подобные феномены зарегистрированы и у людей в состоянии повышенного стресса, вызванного страхом за свою жизнь или жизнь любимого существа. Так, мать за секунду до столкновения с грузовиком вытаскивает из-под колес машины коляску с грудным младенцем, а потом, с расширенными от ужаса глазами, падает на дорогу. Или мужчина, бегущий по рельсам впереди догоняющего его поезда. Выскочив из тоннеля, он молниеносно летит в кусты с железнодорожного полотна, где тут же впадает в беспамятство. Женщина и мужчина мобилизовали скрытые запасы энергии своего организма, однако получили сильнейшее истощение. Каково же людям, совершающим такие «подвиги» регулярно?


Самое частое мистическое проявление обращения к колдунам или самостоятельного занятия магией — появление полтергейста. С этим настолько часто приходилось сталкиваться, что оно стало почти обычным. Пациенту кажется, что по комнате летают вещи, бьется посуда, вздувается потолок, появляются несмываемые грязные пятна на стенах и прочее...


Рецепты защиты от колдовства профессора-иеромонаха Анатолия Берестова


Даже сильный черный маг не может навредить, если вы не верите в его силу и вообще считаете чушью колдовство и всю эту экстрасенсорику. Сами колдуны понимают, что убивает в первую очередь не их магическая сила, а элементарный страх. Потому они советуют коллегам как можно больше испугать жертву проклятия и порчи, непременно сообщив ей о своем «демоническом» влиянии.


«Очень часто пациенты, — пишет Анатолий Берестов, — обращаются в Центр реабилитации пострадавших от оккультизма и колдовства по поводу так называемой порчи и сглаза. Мы беседуем с этими людьми, объясняем, что «испортила» их собственная же сила самовнушения. Часто направляем таких пациентов на лечение к психиатру».


Если вы посетили экстрасенса, колдуна и обеспокоены последствиями, Анатолий Берестов рекомендует обратиться к психотерапевту, съездить отдохнуть, сменив тем самым обстановку. Людям со слабой психикой даже из любопытства лучше вообще не общаться с экстрасенсами и тем более не ходить к ним снова. Чтобы отвлечься от навязчивых мыслей, можно принять расслабляющую ванну, посмотреть комедию, назначить свидание любимому человеку или с головой уйти в работу.


И вот на что еще обращает внимание А.Берестов: «Большинство так называемых целителей не имеют медицинского образования, а зачастую даже и элементарного понятия об анатомии человека. Тем не менее даже эти откровенные шарлатаны стараются получить государственную лицензию и указывают ее номер в своей рекламе. Что же представляет собой так называемая лицензия? Неужели наше цивилизованное государство действительно выдает лицензии на колдовство? Оказывается, все гораздо проще. Лицензии выдаются на частное предпринимательство или же на открытие коммерческой фирмы, коими и являются все магические салоны. И в этом они мало чем отличаются от, скажем, продавцов сантехники».


Опаснейшие из мошенничеств


Похоже, в России определились с отношением к экстрасенсам. «А что у нас, в Украине?» — с этим вопросом обозреватель «ЗН» обратился к известному украинскому ученому профессору-кардиологу Валентину Шумакову.


— Как говорится, вы наступили на больную мозоль! Пощелкайте кнопками на ТВ-пульте, и обнаружите, что живете в стране, где, видимо, люди только и делают, что живут согласно гороскопам Глобы, лечатся у различных Стефаний, производят коррекцию кармы у экстрасенсов... Газеты полны странных призывов. Вот свежая реклама незабвенного «целителя тысячелетия, народного целителя СССР, академика» А.Чумака. «Целитель тысячелетия», судя по всему, здесь обосновался прочно — из России его вышибли, и он нашел уютное местечко в Украине. В тысячных залах идут его «бесплатные лекции» — с продажей заряженной воды, «крэмов», масла и соли. За 100 гривен тут же продаются «чудодейственные» видеокассеты (индивидуально подзаряженные!), фотографии, плакаты.


И вновь доказательствами эффективности лечения служат приводимые в рекламе письма от «исцеленных» — душещипательные повести о том, как под влиянием кассеты исчезли шумы в сердце, прошли мастопатия и грыжа, мужья бросили пить, в доме завелись деньги. И вечный аргумент (со слов больной): «Боже, как просто — не надо идти к врачам. Сиди перед телевизором, пей чай, а оттуда идет лечение...»


После таких публикаций у любого здравомыслящего врача опускаются руки: «Где мы живем!» Пусть каждый, кто читает эти строки, вспомнит, сколько раз его жизнь спасала так теперь презираемая «классическая» медицина. Начните с рождения — ведь в 1896 году в России умирали 29,8% детей в возрасте до 1 года, то есть умирал каждый третий ребенок! Вы хотите, чтобы ваши дети попали в это число?


А диабет, еще в начале века убивавший всех заболевших им в течение нескольких лет... А сердечно-сосудистые заболевания... А неинфекционные желудочно-кишечные заболевания... Почему же не спасали людей древние «секреты», пропагандируемые сейчас?


Используемая при онкозаболеваниях химиотерапия, при всех ее недостатках и побочных действиях, перевела в разряд излечимых многие формы рака, и попытки лечения его различными пассами рук и обращением к космическим силам являются прямым преступлением, так как убивают больных так же верно, как пуля или нож! У врачей-онкологов имеются сотни свидетельств печальных исходов такого рода лечения (об этом пишет профессор В.Тарутинов из Института онкологии и др.)! И «специалисты» типа Юрия Батулина, утверждающие, что им не обязательно знать анатомию, физиологию, вообще иметь представление о механизмах заболеваний, лечащие по фотографии любые болезни, смеют утверждать, что медики приносят вред своими лекарствами, и только им, целителям «от Бога», дано лечить больных?


— Вполне понимаю ваши чувства. Думаю, затмение, нашедшее на часть нашего общества, не вечно. Но и ученым следует с пониманием отнестись к людям, ищущим ответы на трудные бытовые и философские вопросы. К примеру, церковь полтора столетия ведет активную дискуссию со сторонниками теории Дарвина о происхождении человека. И вот, казалось бы, парадокс — именно церковь финансирует львиную долю антропологических исследований в мире! Вы не находите, что и в отношениях с парапсихологами ученые должны поступить так же — всячески поддерживать все исследования в этом направлении?


— Так кто же против экспериментов возражает! Парапсихология как поисковое направление вполне может существовать. Наши представления о Вселенной и о нас самих ограничены. Наверняка есть много вещей, о которых мы не знаем. Но их сперва надо найти, затем определить их качество, а только потом использовать.


Можно спорить до хрипоты о летающих тарелках (и это нормально), но как только вы начинаете продавать билеты на летающие тарелки, чтобы полететь на них в Крым или на Мальдивы, надо по крайней мере эту тарелку иметь. Иначе это жульничество. Так и с парапсихологией — сначала эти биополя надо обнаружить. А мы 100 лет спорим, но никто их не «пощупал» в эксперименте. И такое впечатление, что сами парапсихологи меньше всего в этом заинтересованы.


Я неоднократно пытался при встречах с экстрасенсами убедить их продемонстрировать способности. Одно условие — на моих больных или показать парапсихологические возможности (ну, подвигать коробок спичек или еще что). Как правило, никто не соглашается. Придумывались самые разнообразные отговорки — вплоть до опасности развития инфаркта у целителя во время такой демонстрации!


Впрочем, были и исключения — так весьма пожилой экстрасенс, который лечил камни в почках пассами рук, согласился провести эту операцию в нашем присутствии. Он несколько дней колдовал над больной, у которой были камни, делал пассы. Наконец, заявил — камней уже нет. Но больная кричит от боли. Мы сделали УЗИ и увидели, что камни на месте и уже начались тяжелые изменения в почке. «Это не камни», — заявил экстрасенс, это образ камней, создаваемый дьяволом. Завтра я уберу и образ... Однако на следующий день целитель не пришел. Больная согласилась на операцию и ее удалось спасти. И таких примеров могут привести сколько угодно в любой серьезной клинике...


Так где же реальные доказательства? Рассказы и легенды о том, что где-то кто-то исцелил кого-то от рака? Это либо обычное вранье, либо ошибки диагностики, когда за рак принималось другое заболевание...


Есть сторонники нетрадиционных методов и среди врачей. Здесь уместно вспомнить сотрудника Института экспериментальной онкологии В.Мосиенко, который уже лет тридцать обещает на различных конференциях «похоронить» маммографию — рентгенологический метод диагностики рака молочной железы, и заменить его биолокацией. Если бы это удалось, было бы прекрасно, но происходит все с точностью до наоборот — маммография признана основным методом диагностики во всем мире, а о биолокации же практически забыли...


— По-видимому, здесь человеческая мысль попадает в некую иррациональную область сознания и никакие аргументы не убеждают. Увы! Врачам можно только посочувствовать...


— Да, приходится брать себя в руки и убеждать, что не виноваты наши обыватели в том уровне культуры, который им прививали десятилетиями (вернее, не во всем виноваты) и что нужно не одно десятилетие, чтобы это исправить. Тем более, ничто не ново под луной — Эразм Роттердамский еще в XIV веке писал: «Что сказать далее о тех, которые верят в волшебные амулеты и наговоры, выдуманные каким-нибудь благочестивым обманщиком для потехи или выгоды ради, и тешат себя надеждами на богатство, почести, наслаждения, избыток во всем, вечно цветущее здоровье, долгую жизнь, бодрую старость…» Если эти истины были понятны умному человеку полтысячелетия назад, неужели в наше время возродится худшее из мошенничеств — со здоровьем и жизнью людей?


— При каких заболеваниях «помощи» экстрасенсов следует более всего опасаться?


— При хронических, вяло текущих недугах последствия «работы» экстрасенсов не так заметны. К примеру, при гипертонической, ишемической болезни, потому что если даже ничего не делать, боли то обостряются, то затихают. Успех при желании всегда можно приписать экстрасенсу. Страшно то, что такие манипуляции нередко превращают начальные стадии заболевания в тяжелые хронические, потому что укрепившаяся вера в какую-нибудь «порчу» заставит видеть ее во всех своих последующих неудачах и болезнях.


А вот те заболевания, где идет резкое развитие или четкое ухудшение, там беспомощность экстрасенсов очень заметна. Особенно это видно в онкологической практике. В онкологии зафиксирована масса запущенных случаев (особенно это касается рака молочной железы) из-за вмешательства экстрасенсов в процесс лечения. Привести примеры «лечения» пациентов-мужчин труднее, потому что они, к счастью, реже обращаются к целителям...


Всем, кому дорога профессиональная честь врача


— Валентин Александрович, есть ли в Украине центр помощи пострадавшим от «целителей», по примеру того, который создали наши соседи?


— К сожалению, у нас ничего подобного нет, хотя пострадавших от колдунов и экстрасенсов — пруд пруди...


— А вы не пробовали объединить усилия с церковью — ведь в России именно этот путь дал положительные результаты?


— Да, в Москве уже есть прекрасно оборудованная клиника, которая содержится епархией. Лечение там бесплатное. Поскольку церковь у нас возродилась, деньги у нее появились (столько строят!), я обратился к нашим церковным деятелям с подобной идеей. Состоялось несколько встреч — выслушали, горячо поддержали, но спросили: «А деньги?» Я ответил, что следует сделать, как в Москве, где деньги дала церковь. В ответ услышал: «Мы думали нам будут платить за эти больницы, а сами мы не потянем — мы же бедные!» Больше к ним не обращаюсь...


— Может, у нас предпринимаются какие-либо усилия в этом направлении на государственном уровне?


— Татьяна Гарник, председатель комитета по вопросам народной и нетрадиционной медицины Минздрава Украины, везде рассказывает, как трудно получить лицензию на «нетрадиционную» деятельность. Она пытается убедить, что ее комитет создает серьезные барьеры на пути шарлатанов. Для непосвященных такие доводы выглядят убедительно. Но факт остается фактом — десяткам тысяч лиц, не имеющим элементарного медицинского образования, комитет дает право решать — будет жить обратившийся к ним человек или нет!..


— Тем не менее г-жа Гарник говорит, что комитет создан для того, чтобы изучать опыт целителей (или хотя бы служить координатором такого изучения) по примеру американского Центра комплиментарной и альтернативной медицины...


— Говорит... Но вместо исследования той же «биоэнергии», комитет занимается лишь продажей лицензий! Он хозрасчетный — берет деньги у «целителей» за проведение аттестации, лицензию и заинтересован в выдаче как можно большего количества лицензий. Пока это положение сохраняется, никакие его обещания ничего не изменят — бытие все-таки определяет…


Где же комитет собирается изучать таинственные способности биоэнерготерапевтов? При массе заверений экстрасенсов о способности лечить сердечно-сосудистые заболевания в наш Институт кардиологии им. Н.Д.Стражеско АМН Украины — ведущее учреждение страны — для изучения не был направлен ни один из них! Я и мои коллеги хоть сегодня примем участие в научных исследованиях даже мифического биополя — ведь иногда на пути к абсурдной цели часто делаются совершенно неожиданные открытия, как это было с опытами алхимиков по получению золота...


Но о научных исследованиях никто из экстрасенсов и слышать не хочет — слишком велика опасность потерять кормушку. Они по-прежнему будут обращаться в районные больницы, где врачи завалены текущей работой и подмахнут любую бумажку, не глядя, лишь бы отстали. Поэтому, я прошу всех медиков, которым дорога профессиональная честь, а также всех здравомыслящих людей — не позволяйте мошенникам издеваться над здравым смыслом, калечить и убивать доверившихся им людям! Прошу присылать ваши отзывы о проблеме и случаи из жизни в адрес Инициативного комитета по борьбе с недобросовестной рекламой и лженаукой в Институт кардиологии им.Н.Д.Стражеско, Киев, ул.Народного ополчения, 5.


— Валентин Александрович, вас не пугает перспектива обвинения в инициации новой «охоты на ведьм»? А где же, мол, хваленая демократия и равные возможности для всех?


— Демократия была нарушена, когда для так называемой нетрадиционной медицины были созданы тепличные условия. Скажите, почему должно существовать два стандарта — медики должны семь лет учиться, проходить интернатуру, каждые 5 лет курсы усовершенствования и сдавать экзамены для подтверждения своей квалификации, а такая себе «элита-целители» (в подавляющем большинстве потрясающе невежественная) освобождена от всего этого по совершенно непонятным причинам?


Они гордо именуют себя академиками, назначают себя экспертами (почему-то очень любят этот термин именно шарлатаны — он как бы возвышает их над другими такими же «специалистами»), позволяют себе судить о вещах, в которых ничего не смыслят по причине полного отсутствия специального образования. Ярким примером таких «академиков» является господин Ю.Батулин, бывший офицер вооруженных сил, не имеющий ни медицинского, ни, как он заявляет, «биоэнерготехнологического» образования — такого просто не существует в природе...


Так на каком же основании они снова и снова утверждают, что «есть люди, которым для того, чтобы лечить, медицинское образование не нужно», что «свои мысли и действия они сверяют с природной этикой»? И это в то время, как врачи и медсестры несут уголовную ответственность за свои профессиональные действия и ежегодно сотни специалистов лишаются дипломов, десятки за врачебные ошибки садятся в тюрьму (заметьте, ошибки непреднамеренные!). А вы слышали хотя бы об одном случае суда над экстрасенсом? Я должен повторить: их пациенты умирают у нас на руках, когда заболевание запущено, и уже невозможно помочь больному, и «крайними» являемся мы — «традиционные» медики! Именно поэтому считаю большую часть этой публики не только шарлатанами, но и преступниками, на совести каждого из которых — десятки загубленных жизней.


Вы только послушайте, что советуют эти «целители от Бога»: «для того, чтобы темные силы не мешали, кладут зеркало под кровать зеркальным изображением вниз. Там, где зеркало, там злому места нет, считали наши предки. Сейчас это получило научное подтверждение. Любому биоэнергетику известно о биопатогенных зонах. Это узлы пересечения силовых магнитных линий Земли. Если ваша кровать находится на месте узла, то у вас беспокойный сон, раздражительность и даже болезни. Но достаточно положить под кровать, на место пересечения линий зеркало изображением вниз, как пучки отрицательной энергии разобьются и уйдут прочь»...


Как же надо презирать людей, чтобы проповедовать подобный бред! Естественно, россиянам надоело терпеть издевательство над здравым смыслом в начале третьего тысячелетия — ведь уже в 1721 году в Российской империи был принят закон, согласно которому докторам медицины и врачам не разрешалась медицинская практика без сдачи экзаменов в медицинской канцелярии. И в соседней державе приняли решение.


Тень Трофима Денисовича над украинской медициной


— Валентин Александрович, вы не находите, что эйфория, охватившая многих граждан нашей страны в отношении нетрадиционной медицины, социально опасна?


— Не представляю, чтобы государство обошлось без традиционной медицины — не хиллеры же будут делать операции и не экстрасенсы же лечить серьезные болезни. Тогда народ просто вымрет...


— Возможно, вы недооцениваете возможности «революционеров» в науке. В конце концов сельское хозяйство не менее важно для страны, чем медицина, но вспомните пример «великого преобразователя природы» Трофима Лысенко. Всего одного агрессивного неуча пригрел великий генетик Николай Вавилов. Как настоящий интеллигент и демократ Вавилов, хотя и видел заблуждения своего аспиранта, однако дал «человеку из народа» проверить свои идеи на практике, считая, что честное экспериментирование все расставит на свои места... Чем это закончилось хорошо известно — по инициативе благодарного ученика Николая Вавилова замучили в тюрьме и пустили под откос всю советскую генетику вместе с советским сельским хозяйством. Не произойдет ли подобное в конце концов и с украинской медициной?


— В общем, оснований для тревоги достаточно. Стоит лишь проследить за динамикой внедрения нетрадиционной медицины в медицинскую практику — практически силовым методом создан Институт народной и нетрадиционной медицины. Хотя он совершенно лишний, так как в Киеве есть медицинский институт, выпускающий вполне достаточно медиков для страны. Тем более, что врачей сейчас и так сокращают. В новом институте студенты учатся на тех же кафедрах, здесь работает большинство тех же преподавателей. Единственно, что добавили — кафедры фитотерапии, гомеопатии. Но это традиционные медицинские специальности, которые развивались и ранее...


— Однако год назад здесь создали кафедру астрологии. Если так и дальше пойдет, то за ней последуют кафедры колдовства, сглаза, черной и белой магии, гадания на кофейной гуще и так далее...


— Увы!.. В стандартном сельскохозяйственном районе у нас живут 40—50 тысяч человек. На них приходится 20—25% гипертоников и до 15% страдающих ишемической болезнью сердца. С ними работает всего один кардиолог и тот, как правило, пенсионер на полставки. Это катастрофа! В то же время год назад Минздрав вводит ставку народного медика, то есть сверху внедряется дремучий обскурантизм...


— Похоже, в сельских районах медицина вообще вымирает, так что со временем ее заменят народной медициной — и не заметят. А там гляди и в городах у нетрадиционных лекарей более широкая перспектива откроется, не так ли?


— Любые мрачные фантазии вполне допустимы. Вот вам пример — в Институте Стражеско мы хотим взять на учет всех больных инфарктом миокарда в районах и наблюдать за ними, чтобы корректировать лечение. Для этого посмотрели статистику инфарктов и выяснилось, что больных инфарктом в Украине в... 4—5 раз меньше, чем в США. То есть мы хроническую ишемическую болезнь лечим в 5 раз лучше, чем в США. Посмотрели смертность от инфаркта — выяснилось, что от него у нас умирают в 8 раз меньше, чем в Швеции! Значит и инфаркт миокарда лечим лучше, чем в Швеции, и в 6 раз лучше, чем в Англии...


— ?


— Объяснение простое — смертность и заболеваемость по этим недугам у нас вошла в показатели госздравоохранения области. По показателям (их около 70) судят о состоянии здравоохранения в регионе. Ну какой главврач повысит эти показатели? Он же не самоубийца, следовательно, будет их занижать. В некоторых районах — у меня есть оригиналы таких отчетов — за год на 50 тысяч человек и 15 тысяч больных гипертонией и ишемической болезнью ни одного инсульта и ни одного инфаркта!.. Поэтому в сельских районах сегодня можно внедрить все, что угодно, поскольку с помощью нашей статистики ничего проконтроливать нельзя...


www.zerkalo-nedeli.com


Анатолий Берестов, борется с наркоторговцами и милицией


Ирина Щеглова


- Отец Анатолий, вы православный врач. Значит ли это, что и медицина может быть православной, католической, мусульманской?


- Медицина одна, а отношение к больному, к болезни разное. Великий врач Николай Иванович Пирогов был глубоко верующим человеком. У Куприна есть рассказ - «Святой доктор». Это о нем. Или к примеру, замечательный врач - доктор Гааз, жил в прошлом веке. Он не православный, он лютеранин. Всю жизнь прожил в России и помогал русским людям. Именно благодаря доктору Гаазу, были отменены в России кандалы. Он вместе с заключенными прошел по Владимирке, добровольно заковав себя в кандалы, и каждый день вел дневник. Потом рассказал царю о том, какие нравственные и физические муки испытывает при этом человек... И царь кандалы отменил.


Преимущество православного врача в том, что он видит душу человека. Для него человек не разделен на голову, туловище, сердце, печень. Он видит человека целиком, и понимает, что болезнь от греховного образа жизни, болезнь есть результат греха.


- А наследственные болезни?


- Разве это не есть результат греха, родительского греха? Мы все связаны единой жизненной цепочкой.


- Знание, что твоя болезнь есть результат греха, помогает больному?


- Я, например, служу при больничном храме Института трансплантологии. Храм открылся в январе 1996 года. Через год врачи отметили, что больные стали совсем другие, у них болезнь гораздо легче проходит. Атмосфера в институте изменилась.


Те, кто проходит через храм, иначе относятся к предстоящей операции. Я приведу такой пример. У нас крестился больной. Он ожидал пересадку почки. Когда ему сделали операцию, почка прижилась, но не заработала. Врач сказал: готовься к операции на удаление. Больной ответил отказом - благодаря молитвам, был уверен, что все будет хорошо. И действительно, буквально за день до операции почка заработала. Перед выпиской, он пришел за рекомендациями к врачам - что пить, что есть… Ему ответили - у тебя свой Врач...


- Какие вопросы повседневной жизни сейчас находятся в центре внимания общества «Православные врачи»?


- Заседания Московского общества проходят еженедельно, на базе Медицинской академии. В Московском отделении около 200 врачей...


- Так много?


- Мало... Вот в Петербурге гораздо больше. Сейчас создается Всероссийское общество православных врачей во главе с епископом Тихвинским Константином, он викарий питерской епархии.


Есть много важнейших этических проблем, и в медицине - тоже. Например, проблема эвтаназии. Высказать наше отношение к этой проблеме надо? Надо. Православные врачи обязаны бороться за жизнь человека до конца. Есть проблема трансплантации органов. Она не совсем простая. Запретить - не значит решить проблему.


Или, к примеру, вопросы клонирования.


- Как лично вы относитесь к этому направлению медицинской науки?


- Я в принципе не вижу в клонировании чего-то сугубо плохого. Здесь берется ядро из клетки, скажем, кожи и вносится в половую клетку женщины. Эмбрион не в пробирке развивается, а в организме, и рождение ребенка происходит естественным путем.


Если, скажем, в бездетной семье путем клонирования родится ребенок. Что в этом плохого? Ведь клонирование это не копирование того же самого человека. В природе давно этот эксперимент осуществлен. Однояйцевые близнецы - клоны.


- В обществе к проблеме клонирования относятся настороженно...


- Как всегда, все зависит от того, какие цели ставит человек. Научные знания можно использовать во благо, а можно - во зло. Есть опасения, что путем клонирования будут созданы биороботы. Это возможно, если внедриться в генный аппарат человека и изменить его. Я помню в конце 80-х, в начале 90-х годов публиковались в открытой печати статьи о проведении опытов по созданию человека-обезьяны. Вот - страшный грех, страшное зло. Допустим, опыт удался и такое существо появилось на свет... Кто это? Представляете, какая трагедия! Или скажем пересадка головы или мозга. Пересадим голову Ивана Ивановича на туловище Ивана Петровича... Кто это будет?


- Иван Иванович...


- Он будет чувствовать себя совсем иным человеком. Тут возникнет масса психологических проблем. И представьте себе, что родственники Ивана Петровича увидят его. А ведь технически это уже возможно.


- Сейчас взгляд на тело меняется. Предполагается, что тело - просто машина. Ну, пересел человек из одной машины в другую...


- С другой стороны пропагандируется культ тела. И это вызывает со стороны Церкви протест.


Тело - это Храм Божий. Храм Духа Святого.


Представьте себе Храм без Бога. Из-за чего гибнут цивилизации? И из-за распада семьи, культа тела, культа удовольствия. То, что сейчас внедряется в России.


Без Бога что будет с телом? Это будет нынешний наркоман, садист, убийца или просто несчастный человек.


- Помимо решения мировоззренческих проблем, какие цели ставят перед собой православные врачи? Как ваша духовная деятельность отражается в жизни?


- Я считаю, что главное в нашей работе практическая деятельность.


Мы, например, создали Душепопечительский Центр. Врачи работают во Славу Божью, а значит бесплатно.


- Это плохо...


- Это хорошо. Это замечательно!


Мы сейчас занимаемся реабилитацией наркоманов. Это же несчастные люди. А сколько людей на них наживаются, сколько недобросовестных медиков берут с них огромные деньги, по сто долларов за день!


- Есть такая практика - наркодельцы внедряют в семьи состоятельных людей своих агентов...


- И не только в семьи... Они внедряют бесплатных агентов в школы. Уже сажают на иглу детей, даже первоклассников. Эти мафиозники, я считаю, прокляты Богом. Они убивают детей.


- Чем может помочь ваш Центр?


- Еще Сенека сказал, что самые трагические времена - это не когда совершается много дурного, а когда дурное становится нормой. Это проблема нашего времени. Не многие могут усилием воли отсеивать всю ту информационную грязь, которая вываливается на нас ежедневно. Мы стараемся помочь людям, опять-таки благодатью Божьей. У нас реабилитация идет в три этапа. На первом этапе, страдающая пристрастием к наркотикам молодежь, приходит к нам на молебен. До молебна я провожу с ними короткую беседу, объясняю, что такое молебен, зачем они сюда пришли, и прошу молиться вместе с нами, потому что коллективная молитва гораздо сильнее молитвы одиночки.


После молебна я вновь беседую с ребятами. Говорю о том, что вот, вас здесь 60 человек, и каждый четвертый уже не колется. Я стараюсь довести до сознания, что наркомания - это не болезнь. Наркомания - это грех, следствие греховного, неправильного образа жизни. Я объясняю, что они могут быть избавлены от этого недуга, если поменяют начинку души, то есть изменят мировоззрение, станут верующими и будут молиться. И конечно, изменят образ жизни.


- Разве Вера - это не благодать? Может быть, она не дана им?


- Конечно, благодать. Она дается. Во-первых, я священник, и пусть я плохой человек, но благодать священства, данная Богом, на мне есть. И если человек исповедуется в грехах, ему отпускаются грехи. Это не человеческая сила. Я только посредник. И поэтому я многое могу сделать. Здесь происходит воцерковление. «По вере вашей, да будет Вам...» Ведь к нам приходят те, кто цепляется уже за соломинку, и это соломинка превращается в плот. И они выплывают. Но если они опустят руки, то пойдут ко дну. Церковь - это плот, который их выводит в жизнь.


Первый этап у нас длится от двух, трех недель до полутора месяцев. Когда мы выводим ребят из наркотизации, у них начинается процесс абстиненции, так называемая ломка. Если человек приходит в Храм, и он через меня, через мою уверенность поверил в Бога, ломка проходит мягко или совсем не заметно. Многие прекращают колоться сразу после первого молебна. После молебна я совершаю прием первично пришедших.


Я не экстрасенс, я действую не своей силой, а благодатью Божьей. Но я и врач. Я могу подсказать что делать, как лечиться, какие лекарства принимать, к какому специалисту обратиться. Все они проходят у нас и через врача нарколога. Если уже назрела необходимость лечь в больницу, мы даем и такие рекомендации. Второй этап. Мы отправляем на несколько месяцев, не всех, но по крайней мере не малую часть, на духовную и социально-трудовую реабилитацию в монастыри. Кроме того, мы создали в Ярославской области общину молодежи, пострадавшей от наркотиков. В общине почти монастырский образ жизни, там полумонастырский устав.


Утро начинается с братского молебна. У нас два священника. После молебна ребята завтракают и идут на работу. Рубят дома, избы. Сначала поставили для себя двухэтажный дом, затем помогли местным жителям. За лето и осень срубили 6 домов.


Развели гусиное стадо на 200 голов. На будущий год планируем в два раза стадо увеличить.


Местная администрация выделила нам два гектара леса под рубку - поэтому купили пилораму. В развалившемся колхозе мы приобрели сыроваренный завод. Восстанавливаем и готовим к запуску на будущий год.


И местному населению польза - рабочие места будут, плюс будет куда молоко сдавать. Заинтересованность появится - не резать коров, а увеличивать стадо.


- Вся эта работа требует определенного навыка, умения. У ваших воспитанников есть какое-либо образование?


- Обычно это молодежь от 18 до 27 лет. Некоторые с высшим образованием, некоторые со средним...


- Как складывается их дальнейшая судьба?


- В основном, ребята пока не хотят уезжать, хотя приехали они не на постоянное место жительство, а только на период восстановления душевного и физического здоровья. Но некоторые живут в общине уже 9 месяцев. Боятся большого города.


С возвращения начинается третий этап нашей деятельности - мы помогаем нашим подопечным в социальном плане - устроиться на работу, в институт. Двое поступили в православный университет на юридический и экологический факультет. Некоторые учатся теперь в семинарии. Есть и такие, кто восстановился в институте. Несколько человек у нас поженились или восстановили семьи. И все это происходит вокруг храма.


- Еще лет десять назад наркобизнеса, этого зла, не было в России. Это тень свободы?


- Я убежден, что это самая настоящая агрессия против нашей страны. Агрессия, направленная на уничтожение российского, и в первую очередь русского народа. Посмотрите, как по команде - в 1995 году, в течение короткого времени, исчезли все наркотики - опий, маковая соломка... Все заменили на героин. Это значит, что процесс хорошо организован. Барыг все знают, но их не трогают. Кого ловят? Наркоманов, пострадавших! Они за укол торгуют, и их сажают. А барыги находятся под защитой. У кого выгоднее покупать героин? У милиции... Дешевле обходится.


Те, кто призваны бороться с наркобизнесом, обладает полной информацией - всех знают и получают с них дань. Но есть и добросовестные милиционеры, я разговаривал со многими. Они говорят - мы все знаем, но сделать ничего не можем. Иначе не сносить нам головы.


- Кого они боятся? Наркодельцов?


- Нет. Вверху стоящих.


- И все же вы продолжаете работать...


- Мы видим плоды своего труда. Около 60% молодежи, прошедших через наш Центр, отходят от наркотиков. Через монастырь прошло человек 20-25, и все они излечились. В общеизвестных медицинских учреждениях только 1-2% излечиваются. Медицина бессильна. К нам обратилась за помощью администрация Института наркологии Минздрава России, с просьбой помочь организовать реабилитацию наркоманов, проходивших у них лечение.


- Один из первых Указов президента Ельцина - Указ о развитии в России психоанализа, психотерапии. Как вы к этому относитесь?


- Очень плохо, так как современная психотерапия основана в основном на психо­деструктивных, оккультных методиках. Это гипноз, медитация, ребефинг, эриксоновский гипноз, НЛПи. Внедрение в подсознание не одобряется христианством.


Одно из важнейших направлений работы Центра - помощь лицам, вышедшим из тоталитарных сект и пострадавшим от оккультизма.


- Что значит «пострадавшие от оккультизма»?


- У людей, которые обращаются к оккультистам - колдунам, магам, гадалкам, экстрасенсам, спиритам, биоэнергетикам, рейкистам, развиваются психические, соматические и психо-соматические болезни. Я называю это одним словом - оккультная болезнь. У нас огромный поток пострадавших. Например, приходит люди с психосоматический синдромом, который протекает по типу хорошо известного в психиатрии синдрома Кандинского - Клерамбо.


Это психическое заболевание с идеями преследования, человек слышит голоса, которые управляют им. На фоне психических нарушений возникают и резко выраженные соматические нарушения.


К примеру, человек обращается к экстрасенсу по поводу болей в спине. Экстрасенс не врач, обычно он говорит, что причина болезни - порча или сглаз. У них других диагнозов нет. Методы лечения - заговоры, пассы руками, яйца крутят... Человек религиозно неграмотный думает, что во всем этом участвует божественная сила. Иконы стоят...


В силу ли внушения, или в силу эффекта плацебо у некоторых действительно проходит боль в спине, зубная боль. Но через некоторое время боль возвращается. Следовательно, снят был только симптом, а болезнь осталась. Сняли головную боль, а когда она вновь появилась, оказалось, что это уже не операбельная опухоль.


- Оккультную болезнь вы лечите словом?


- Не только... Помимо психиатров, психотерапевтов, психологов, у нас работают врачи и других специальностей. Все они православные.


- Отец Анатолий, помогает ли вам государство? И нужна ли вам помощь?


- Государство никак не борется с наркоманией, оккультизмом. Наоборот, делает все, чтобы эта зараза распространялась.


- Сейчас общественность возлагает большие надежды на конструктивную работу наших законодателей. Принятие каких законов вы ждете от вновь избранной Думы?


- Необходим закон о защите российского народа от правительства. Нужен и новый закон о свободе совести, который бы резко ограничивал деятельность деструктивных культов.


Закон, запрещающий оккультно-мистическую пропаганду в школах и других учебных заведениях.


Совершенно необходимо исключить из Закона о здравоохранении коммерциализацию медицины и не допустить принятие закона о так называемом энергоинформационном благополучии населения.


Депутаты должны поставить заслон на пути принятия закона о репродуктивных правах человека и гарантиях их осуществления. Ни о каких правах человека здесь речи нет, речь идет об уничтожении человека. Церковь выступает против принятия закона о легализации порнографии и проституции, за который ратует господин Говорухин.


Ждем мы и закон, направленный на борьбу с наркотиками, ужесточение этой борьбы, который бы ограничивал деструктивную деятельность в этом отношении милиции.


- На последних 8-х Рождественских чтениях, посвященных 2000-летию Рождества Христова, вы возглавляли самую многочисленную секцию «Медицина и православие».


Медики выступили с обращением к правительству России, где, в частности, предлагалось принять Алексия II, в случае его согласия, в состав Совета Безопасности. Но Церковь вне политики...


- Речь идет о безопасности, а не о политике. Сейчас народ России вымирает, а правительство ничего не делает, поэтому мы считаем, что Патриарх должен быть в Совете Безопасности.


www.whoiswho.ru


Наркомания - проблема бездуховного общества


На минувшей неделе проблема наркомании стала предметом обсуждения на конференции, проведенной под патронатом Русской православной церкви. Участник конференции доктор медицинских наук, профессор, руководитель Душепопечительского центра во имя св. праведного Иоанна Кронштадского иеромонах Анатолий Берестов ответил на вопросы корреспондента Павла Коробова.


- Отец Анатолий, должна ли церковь активно участвовать в решении проблемы наркомании в России?


- По некоторым данным, наркоманов у нас в стране 3 млн, другие называют и более страшную цифру - 8 млн. Если же принять во внимание, что и семья наркозависимого страдает, то становится ясно, что беда затронула десятки миллионов людей. Наркомания уже поразила не только центральные области России, но и глубокую периферию. Меня зовут помочь в организации реабилитационных центров на Камчатку! Наркотики проникают в деревню, хотя еще недавно это трудно было себе представить. Там же нет денег на наркотики... Но это бедствие приспосабливается к любым условиям: в Москве десятая доля грамма героина стоит 250 рублей, а в Твери, где покупательная способность потенциальных клиентов ниже,- всего 50 рублей. Мы видим в наркотиках угрозу физическому и душевному здоровью всей нации. Может ли церковь быть в стороне от такой проблемы?


- А есть ли реальные позитивные результаты в борьбе церкви против наркомании?


- Светские врачи в одиночку, на наш взгляд, вообще не могут достичь устойчивых положительных результатов. Наркомания, как нам представляется,- это в первую очередь болезнь духа. Это результат нездорового образа духовной жизни, если говорить проще - греховности. А медицина ведь не может лечить греховность. Наркомания - это социальная проблема бездуховного общества. Церковь же именно бездуховность и лечит.


- Чем же?


- Мы помогаем наркозависимым глубоко изменить свою жизнь. А это значит - поверить в Бога. Воцерковление буквально творит чудеса, и наркозависимые убеждаются в этом на собственном опыте. Вы можете мне не поверить, но у некоторых ВИЧ-инфицированных после глубокого воцерковления анализы показывали исчезновение вируса иммунодефицита. Вот каково мощное и благодатное воздействие любви Божией к человеку! Истинная вера помогает преодолеть пагубную слабость, зависимость от наркотиков. Но это не означает, что мы против светской медицины. Нам, конечно, приходится посылать своих больных и в стационар, но мы в таких случаях рекомендуем проходить лечение в тех больницах, с которыми взаимодействуем, где медики врачуют тело, а мы - душу. В частности, у нас налажены отношения с московской больницей №17, где открыто первое в стране православное наркологическое отделение. И результаты неплохие. За эти 2,5 года, что мы занимаемся проблемой, через наш центр прошло более 1000 человек, и из них 65% сейчас находятся в стадии устойчивой ремиссии.


- Ваш прогноз в связи с проблемой наркомании в стране?


- Оптимистический. Я вижу, что все общество поднимается на борьбу с наркотиками, признается существенная роль церкви в реабилитации наркозависимых. Надеюсь, что нам всем вместе удастся победить зло.


www.rusk.ru


Не прозевай себя в жизни. Ты - личность!


Ольга Никольская


«Мне на все наплевать, все мне безразлично. Пусть отрежут обе ноги, только бы каждый день давали героин. Я согласен на такую жизнь». Так говорит человек, которого наркозависимость сделала абсолютным рабом.


Самое страшное, что это не какой-то особый случай, а типичный, обычный до банальности. Это судьба каждого, попавшего в капкан дьявольского кайфа. В таком капкане человек думает уже не об удовольствии. Удовольствие сыграло свою предательскую роль, сжалось до коротких минут и исчезло вовсе. Теперь в мыс­лях одно: избавиться от ломки, потом снова из­бавиться и снова.» Во что превращается жизнь? Больше себе не принадлежишь. Личность растоптана.


Потеряв близких, человек ищет утешения в церкви. Она помогает ему пережить тяжесть утраты. Потеряв себя, став рабом наркотиков, человек не знает, за что уцепиться, на что опереться. Церковь может показаться ему спасительной соломинкой, но она способна стать большим и надежным кораблем, который спасет и вынесет утопающего, возвратит его в жизнь.


В этом убеждает опыт деятельности Душепопечительского центра (ДПЦ) во имя святого праведного Иоанна Кронштадтского в Крутицком патриаршем подворье. ДПЦ тесно сотрудничает с городской наркологической больницей №17,о которой мы недавно рассказывали. В методиках двух учреждений есть много сходного, но есть и свои особые подходы, делающие более эффективной борьбу с общим злом.


Руководитель ДПЦ - иеромонах Анатолий (Берестов), доктор медицинских наук, профессор, невропатолог, считает, что главная причина развития наркомании - бездуховность, она делает человека совершенно беззащитным перед роковыми соблазнами. Молодые люди, лишенные азов духовности, малейших размышлений на темы совести и морали, открыты для всего пагубного, не гнушаются бесообщения. Достоевский писал; «Без Бога все возможно». Без нравственных ограничений молодежь соблазняется свободой стать рабом пороков.


- Наркомания, - говорит священнослужитель и медик, - болезнь духовная. Мы смотрим на наркозависимость не как на проблему медицинскую и биологическую, хотя она таковой тоже является, а как на проблему, проистекающую из греховного образа жизни. И это определяет процесс лечения или реабилитации...


Избавление от наркозависимости в ДПЦ, как и в наркологической клинике, происходит в три этапа. Но здесь наиглавнейшее значение имеет участие в богослужении, а медикаментозная терапия носит вспомогательный характер. Используется, когда нужно исправить те или другие психические отклонения.


После выведения из состояния наркотизации начинается второй этап - активное восстановление личности, воспитание духовности, воцерковление и социальная реабилитация через труд. Руководитель ДПЦ придает этому этапу важнейшее значение. Он длится не менее года, но лучший результат дает за полтора или два года.


Только на такой основе успешным будет третий этап активной социологизации. Здесь вступают в действие «внешние» факторы: устройство на работу, поступление в учебное заведение, семейная адаптация. Иеромонаху Анатолию уже неоднократно случалось венчать супружеские пары из бывших наркоманов, а потом и крестить их детей. Они рождались здоровыми, в чем батюшка видит промысел Божий.


Возможно, методики, применяемые в Крутицком подворье, не у всех вызывают доверие. Но большинство специалистов-наркологов видят в деятельности ДПЦ большую пользу. И результаты говорят сами за себя.


В 1999 году здесь прошли реабилитацию 700 наркозависимых молодых людей. Из них вошли в состояние устойчивой ремиссии (исчезновение проявления болезни) от 65 до 80 процентов. В 2000 году число успешно реабилитируемых достигло 82 процентов. Результаты 2001 года, как здесь принято для объективной оценки, будут названы в следующем, 2003-м.


За удивительными примерами ходить далеко не нужно. Пациентом ДПЦ был тяжелый наркоман, которого наркозависимость довела до воровства, до участия в преступной группировке. Где он сейчас? Работает в центре завхозом. Девушка из далекого сибирского городка, наркозависимая и вич-инфицированная, возвратилась к нормальной жизни после первого молебна. Время это подтвердило. Медики центра предполагают, что преображение души избавило ее от «чумы XXI века». Нечто потрясающее!


- Отец Анатолий, больные сами ищут спасения и приходят в ДПЦ?


- Приходят и сами, и с родителями. Обычный возраст от 15 до 35 лет. Редко кому под 40. Наркоманы так долго не живут. Кошмарно, что наркомания год от года молодеет. Но больные в 11 - 12 лет еще не доросли до понимания трагедии, еще не «докололись» и в центр не идут.


- Всем вы можете помочь?


- Центр оказывает помощь бесплатно и поэтому доступен. Реабилитация проводится в трех храмах: Воскресения Словущего на Крутицах, в больничных храмах Серафима Саровского НИИ трансплантологии и праведной Матроны Мос­ковской при НИИ наркологии. Больных прини­мают 15 врачей-специалистов в 2-3 смены. А существуем мы на небольшие доходы от храмов и добровольные пожертвования. Недавно один до­брый человек подарил нам 3-этажный дом в Подмосковье. Мы надеемся организовать там трудовую общину для длительной реабилитации. Возможность излечить и спасти человека прояс­няется довольно быстро, хотя дело это чрезвычайно сложное. Грех ловко заключает в объятия, да потом его хватку трудно разжать. Очень сильный инструмент-индивидуальная исповедь. Но это тонкая, ювелирная и ответственная работа. Речь идет о душе. Если пробудить ее силы, нар­команию победить реально.