Как посещать врача.




Дорогие братья и сестры!


У микрофона врач-фитотерапевт Всеволожской поликлиники Алифанов Александр Александрович. Ко всем из нас рано или поздно приходят страдания и немощи, и мы обращаемся за помощью к врачу. Когда страдания велики, мы обращаемся за спасением. К сожалению, не всегда наши ожидания соответствуют реальности жизни. Не всегда мы получаем помощь, подобную той, которую ожидаем. Иногда наступает большое разочарование. Но все же в рамках данной беседы давайте разберемся, как лучше получить ожидаемую помощь.


Прежде всего, врачи делятся на две основные категории, - врачи-лечебники и врачи-чиновники. Врачи-чиновники - это те врачи, которые по большей части работают в поликлинике (амбулатории). Они выписывают больничные листы, направления на анализы, справки, рецепты, ведут статистическую отчетность, регистрируют изменения состояния болящего в амбулаторной карте и т.д. Они резко ограничены во времени, например, на одного посетителя врача-терапевта выделяется всего 8-12 минут. Очередь за дверью нужно всю отпустить за четыре часа, а бывает стоит в ней 30-40 человек. А через 4 часа кабинет нужно освободить, потому что в него зайдет другой врач, у него тоже будет 30-40 человек за дверью. К тому же врача еще ждут вызовы на дом. Предположим, что его ждут зимой 10 вызовов. Если ходить пешком, да даже и на машине, то на ходьбу, поиск адресата, подъем по лестнице, звонок, снятие верхней одежды и все остальное уходит в среднем 30 минут. А теперь сложим. Например, прием врача с 12 до 4-х. Полчаса на переписывание вызовов и административные вопросы, пять часов на передвижения, мы получаем 21.30. Так сколько же остается времени на осмотр болящего и беседу с ним? 10-15 минут. Итого, врач освобождается в 23.30. А ведь дома ждут семья, дети. Если смена начинается с 8.00, то на четыре часа раньше. Но есть смены в городах и с 15-16 часов дня. И есть масса дополнительных нюансов, удлиняющих рабочий день – нехватка врачей из-за низкой зарплаты, тогда врач получает обслуживает по 2-3 участка, а это еще больше больных за дверью и еще больше вызовов.


Как-то раз, работая в поликлинике, еще на заре своей деятельности, в советское время, я пытался стать на сторону болящих и проводить с ними длительный разбор болезни и консультации. Мне дали 33 вызова и машину. Я ездил по городу и пытался обстоятельно разбираться с болезнями. Но на это уходило много времени, даже несмотря на то, что я быстро прыгал по ступенькам многоэтажных домов. Шоферу это надоело и в 11 ночи он меня бросил и уехал, потому что его рабочий день давно был окончен. Я через весь город добирался домой пешком, возвратясь лишь к 6 утра. С распухшими от бессонной ночи глазами я явился на работу и получил от начальства большой нагоняй, потому что не успел обслужить все вызовы на дом. А больные звонили, писали жалобы, возмущались.


Кстати сказать, позднее, я работал главным врачом сельской участковой больницы на хуторе на берегу Дона. Как-то медсестры ко мне подошли и сказали: «Сан-Саныч, а вы знаете, у вас есть уже кличка…» На хуторах всем дают клички. Зная, что кличка остается с человеком на всю жизнь, а некоторые клички носили настолько непотребный характер, я похолодел от ужаса и замер. Медсестры улыбались и прятали лица. «Какая?», - затаив дыхание, спросил я. И они ответили: «Кузнечик». – Я облегченно вздохнул. Так что вот, дорогие слушатели, я открыл Вам маленький секрет жизни врача на хуторе.


Итак, вернемся к врачам-чиновникам и врачам-лечебникам. Идя в поликлинику, дорогие братья и сестры, не осуждайте врачей, работающих там. Они по предопределению чиновники, и за подробным разбором болезни, ее диагностикой, лечением, к ним вряд ли стоит обращаться. Но они нужны, как же без них? Кто нам выпишет рецепт, кто даст направление на анализ, кто оформит карту врачебно-трудовой экспертизы для получения инвалидности и проч.? Поэтому, идя в поликлинику, открывая дверь в кабинет, благословляйте сидящего там врача, который за нищенскую зарплату возится с бумагами, обремененный семейными, квартирными проблемами, с тоской по настоящей лечебной работе. И молитесь, чтобы открывая дверь, вы увидели его там же, на месте, еще завтра и послезавтра.


В системе страховой медицины врачи-лечебники находятся в основном в стационарах. Когда болящий лежит несколько недель, его здоровье можно изучить, назначить обследование, каждый день совершая обход, видеть динамику, то есть изменения его состояния, анализировать реакцию на лекарства и их результативность и подбирать план лечения на последующие после госпитализации месяцы. Однако врач стационара тоже несвободен. Он не может всех нуждающихся госпитализировать, потому что койко-мест не хватает. Он не может назначить все необходимые обследования, потому что страхового финансирования не хватает на всех желающих. Он не может назначить необходимые лекарства, потому что старшая медсестра говорит: этого лекарства нет, этого нет, а вот это назначайте. Врач стационара не может держать болящего в стационаре достаточно необходимое время для лечения, потому что есть критерии количества дней по каждой нозологической форме болезни, после проведения которых болящий должен быть выписан. Если присовокупить плохие условия содержания, плохое питание, недополучение адекватного лечения из-за плохого фанинсирования, все это вызывает недовольство болящих.


Одним из важнейших недостатков лечения в страховой медицине является назначение химии без учета ее побочных эффектов. Это связано с твердой установкой современной медицины на химическое лечение. И действительно, побочных эффектов так много, что в некоторых случаях слово «лечение» вряд ли подходит для данного процесса. Например, недавно был случай, когда в стационар поступила нетяжелая больная, страдающая инсулинсзависимым сахарным диабетом. Немного были повреждены сосуды, немного болели почки. Но она была активна, выглядела обычной женщиной немного за сорок. Ей ввели капельницу, чтобы «вылечить» (в кавычках). Стали отказывать почки, она надулась, как пузырь, отеки дали одышку, тошноту, резкую слабость, боли. Целый год ее пытались спасти, но кроме новых мучений от уколов и капельниц, затрат денег на многочисленные консультации разных врачей, это ей ничего не принесло. Недавно я встретил ее мужа. Он сказал, сомкнув губы: «Недавно я ее похоронил, скоро сороковой».


Самое страшное слабое звено современной медицины – это дети. Открою вам секрет, дорогие братья и сестры. Зная большое количество врачебных ошибок, впервые часто я забегал в церковь в начале 90-х годов, когда моя супруга забеременела. Я испугался, потому что не было никакой гарантии, что беременность будет успешно заершена родами, даже несмотря на то, что беременная была здорова. С ребенком могли сделать что-нибудь непоправимое. Я молился. Когда супруга рожала второго, сына, ей выставили диагноз «слишком быстрые роды» и поставили капельницу, чтобы замедлить роды. Потом произошло настоящее чудо: игла капельницы выскочила из вены, стало дуть кожу, и сын молниеносно выскочил на свет Божий. У него было двойное обвитие пуповины, он был синий, в асфиксии. Демон затянул на нежной шейке свою смертельную петлю, и если бы роды замедлились от лекарств, младенец должен был быть удушен. Но каиновы лекарства прекратили попадать в вену из-за того, что игла выскочила. Сын остался жить.


Но все же благословим, братья и сестры, врачей стационаров, которые, несмотря на все препятствия, низкие доходы, все же помогают многим страждущим. А уж хорошего врача найти – это личное дело каждого. Хорошие лечебники даже в каиновой медицине встречаются.


Значительная часть врачей перешла на самостоятельную деятельность. Я не буду здесь освещать все виды деятельности, которые возможны в области медицины. Цель данной беседы – осветить взаимодействие, совместную работу врача и болящего человека, заинтересованных не в иных целях, а именно в целях излечения болезни. В процессе совместной работы над лечением заболевания высвечиваются особенности протекания хронических болезней, которые определенно имеют свою структурность и закономерность. В повествовании я буду исходить с точки зрения врача-натуротерапевта, который лечит естественными методами, в том числе травами, голоданием, пиявками, водными процедурами и проч.


Начнем с точки «икс», когда болящий принимает решение продолжить лечение не в каиновой медицине, а у натуротерапевта. Прежде всего мы должны описать эту самую точку «икс», в которой находятся тело и психика человека. Чаще всего, с психической точки зрения, - это разочарование химическими и электрическими методами лечения в связи с неудачей этого самого лечения. Разочарование заставляет болящего бросаться в разные стороны в поиске выздоровления. Он идет к экстрасенсам, адептам восточной медицины, бабкам и дедам заклинателям, к дедам-костоправам и проч. Из прежнего разочарования авансом вырастает абсолютное доверие к чудесному действию трав. Вот здесь нужно быть очень осторожным: от врача и лекарственных трав ждут чуда, и многим болящим невдомек, что чуда не будет. Будет совместная работа, будут закономерные изменения в организме, продиктованные отнюдь не верой в фитотерапию, а обычными биохимическми и физиологическими изменениями в теле человека. Нередко говорят: «Чтобы лечиться травами, нужно в них верить». Это неправда. Дайте неверящего опытному фитотерапевту, и пусть он продолжает не верить, но регулярно пьет назначенные ему сборы из лекарственных трав хотя бы месяц. Результат не заставит себя ждать.


Психологическое описание точки «икс» включает в себя и тот факт, что каждый человек, его мнения, взгляды суть продукт влияния на него внешних факторов: значимых лиц, литературы, рекламы и других. Болящий может менять свои решения, присосединять к программе фитотерапевта свои рецепты, зачастую вычитанные в желтой прессе, или исполнять советы знакомых. Все у нас любят лечить. Кроме путаницы это ничего не приносит.


В освещение «точки икс», когда болящий принимает решение лечиться травами, следует также включить физиологическое состояние организма. А оно имеет существенную особенность: в обмен веществ болящего включены лекарства от прежнего лечения. Резкая отмена многих препаратов может нанести вред. Например, если страдающий повышенным давлением «сидит» на таблетках, их нельзя отменять резко, сразу, потому что может наступить «синдром отмены», давление подскочит вверх, с возможными осложнениями. Или, например, при лечении гормонами заболеваний щитовидной железы, бронхиальной астмы, нельзя сразу отменять гормоны, - тоже может наступить синдром отмены с обострением болезни. Из этого вытекает, что в большинстве случаев естественных методов лечения весьма сомнительна роль целителей без образования. Натуротерапия все же остается именно врачебной дисциплиной, потому что только врач может знать достаточно глубоко действие лекарств и сможет их правильно отменить или уменьшить дозировку на фоне их приема.


При лечении ряда неизлечимых страданий мы встречаемся чаще не с проблемой исцеления, а с проблемой синдрома отмены химических препаратов, потому что в процессе отмены и замены их на травы бывают волнообразные изменения самочувствия болящего, которые иногда заставляют его бросить начатую фитотерапию, вернуться к химии, а вместе с тем к безысходности неизлечимой болезни и нарастающими с каждым месяцем побочными эффектами химического лечения.


Итак, болящий собрался лечиться у натуротерапевта. Для консультации необходимо с собой взять все имеющиеся медицинские документы: карточку, анализы, обследования, котороые он проводил прежде. Фитотерапевт – это обычный врач, закончивший медицинский ВУЗ, его мышление подобно мышлению стандартного врача общепринятой медицины в системе координат европейской науки – клетки, молекулы, физиология, биохимия и проч. Современная каинова медицина имеет не только недостатки, но и преимущества – в настоящее время уровень прогресса в диагностике болезней, проведении инструментальных методов исследования настолько высок, что тело человеческое просвечивается насквозь, и диагноз, как правило, ясен. Только лечение отнюдь не всегда логично и результативно.


Появляясь в кабинете врача, следует взять с собой все имеющиеся медицинские документы – карточку, анализы, обследования, выписки. Не следует дома оставлять никаких анализов, даже если на первый взгляд кажется, что они не нужны для консультации. В человеческом организме все взаимосвязано, бывает, требуются данные, которые далеко отстоят от той болезни, по поводу которой болящий пришел к врачу. Например, одна пациентка явилась по поводу лечения бронхиальной астмы с выпиской из карты от пульмонолога и рентгеновским снимком легких. Однако, у астматиков часто поражены не только бронхи, но и часто астме сопутствует гайморит и камни в почках. А УЗИ почек и карту с общими анализами мочи она не принесла. А если в процессе лечения станут выходить камни из почек, мы должны знать, больше 5 мм они или меньше. Потому что камни больше 5 мм могут застрять в мочеточниках. И фитотерапевта могут обвинить в том, что он нанес вред пациенту. Подробный анализ ситуации без полного набора исследований невозможен, также невозможен и точный прогноз на будущее.


Явившись на консультацию к лечебнику, нужно жаловаться на конкретные симптомы и не говорить общие фразы: «Доктор, мне плохо», или, «Мне нехорошо», или, «Я плохо себя чувствую» и т.д. Подобные жалобы никакой информации не несут, а задача врача – получить максимум информации, задать вопросы, чтобы еще больше углубить знание проблем, посмотреть анализы и обследования, чтобы проникнуть в сущность происходящих в организме биохимических, физиологических и анатомических изменений. Жалобы на болезнь должны быть конкретными и подробными. Для лучшего понимания врачом данного заболевания необходимо рассказать не только о симптомах, но и об их изменении в ответ на влияние различных факторов – погоды, питания, нервноэмоциональных переживаний и проч. Например, при физической нагрузке при ишемической болезни сердца появляются боли в сердце, приступы снимаются с прекращением физической нагрузки (пациент останавливается на лестнице) или приемом нитроглицерина за 2 минуты. Подобные симптомы чаще говорят о классической стенокардии. А при жалобах на боли в сердце колющего характера, которые появляются утром после сна в неудобном положении, зависят от погоды, - это чаще межреберная невралгия за счет грудного остеохондроза.


Динамика.


В процессе своего развития на протяжении времени болезнь претерпевает изменения. Изменения симптомов и анализов называется в медицине «динамика». Например, при лечении гипертонической болезни (ГБ) 1 стадии сначала помогают настойка пустырника, боярышника, дибазол, папаверин. Через некоторое количество времени ГБ переходит во вторую стадию. На электрокардиограмме появляются признаки гипертрофии миокарда (утолщение стенки сердца) левого желудочка, на сетчатке глаза появляется ангиопатия и т.д. Слабые средства перестают помогать, и врачи назначают более сильные средства, например, эналаприл, или эгилок и др. Проходят месяцы и начинаются побочные эффекты лекарств – от антагонистов ангиотензинпревращающего фермента (энап, …) сухой кашель, от бета-блокаторов (конкор, …) сужение сосудов ног, депрессия, сахарный диабет. Итак, необходимо показать врачу динамику – изменения болезни на протяжении месяцев и лет, изменения симптомов в ответ на прием тех или иных лекарств, появление новых ощущений, изменение анализов на протяжении развития болезни и проч. Например, при атеросклерозе перед консультацией врача нужно несколько недель записывать цифры артериального давления и помечать, какие нагрузки были и какие лекарства принимались.


Кроме самой болезни, симптомы и ощущения может давать прием лекарств. Например, при приеме мочегонных могут наступить потери ионов калия из клетки сердечной мышцы с появлением учащенных сердцебиений, слабости, тошноты. Или, после использования антибиотиков могут появиться боли в животе, запоры, кожные сыпи – это свидетельствует о приобретении дисбактериоза в процессе лечения антибактериальными средствами. Следовательно, для анализа состояния организма болящий должен помнить, какие лекарства он принимал и какие изменения в организме наступили в ответ на прием того или иного препарата.


На момент встречи с лечебником происходит анализ состояния здоровья болящего. Но для конкретных выводов и постановки диагноза бывает не хватает некоторых исследований и лабораторных данных. Врач может предложить обследоваться дальше. В реальности нужно осознавать, что не каждый врач может назначить адекватные обследования с точки зрения интересов болящего человека. Например. В условиях страховой медицины произошло разделение больница-поликлиника-санэпидстанция (СЭС) Даже СЭС уже разделена внутри себя, но не будем усложнять повествование административными тонкостями. Назовем эту организацию по-старому СЭС. Итак, в условиях страховой медицины поликлиника должна платить за обследование болящего человека санэпидстанции. Следовательно, анализ кала на дисбактериоз, анализ на флору и чувствительность к антибиотикам и другие строго лимитированы. Их не назначают всем нуждающимся, потому что страховые фирмы недофинансируют поликлинические учреждения. Следовательно, дорогие братья и сестры, не следует жаловаться или критиковать подобные факты, потому что если врач поликлиники назначит нужные обследования, которые выходят за рамки финансирования, его будет ругать заведующий отделением, а заведующего будет ругать главный врач больницы, которого, в свою очередь, привлекут к дисциплинарной ответственности вышестоящие администраторы и т.д. Таким образом, мы приходим к выводу, что страховая медицина в смысле бесплатности есть фикция, и необходимые обследования нужно проходить платно. Приходится принимать жизнь, как есть, особенно если это касается здоровья детей. Но нужно понимать, чтобы не вызвать скандал, врач даже и не заикнется, что подобные обследования нужны больному, следовательно, придется искать особые, доверительные пути контакта с врачом «бесплатной» медицины. Собственно, правду болящему человеку может сказать только врач, не связанный обязательствами со страховой медициной, потому что он ничего не теряет. В этом смысле мы приходим к выводу, что в работе над болезнью требуются встречи с несколькими врачами, из мнения которых болящий должен сам сдалать выводы.


Процесс лечения конкретного больного человека начинается с назначений лекарств, или трав, или процедур. Через две-три недели врач и пациент должны встретиться снова, чтобы обсудить первые предварительные результаты проводимой программы, изменения симптомов, – динамику. Мнение, что травы нужно пить годами – неправильное мнение. На самом деле реальные изменения в самочувствии даже при затяжных хронических болезнях происходят уже в первые две-три недели от начала применения натуротерапии.


Фитотерапевты заметили, что травяные препараты через два месяца после начала лечения действуют слабее. Поэтому курсы лечения в среднем определяются по 2 месяца. Учитывая, что в большинстве случаев мы имеем дело с неизлечимыми болезнями – ИБС, гипертонией, аутоиммунной патологией и т.д., такие курсы чередуются в течение года. Например, для лечения атеросклероза используется настойка разжижающая кровь № 1 два месяца, затем НРК № 2 два месяца, затем снова НРК 1 и так чередуется в течение всего года. То же самое касается и сборов из лекарственных трав.


Много вопросов задается по поводу хирургического лечения хронической патологии, например, варикозной болезни, геморроя, щитовидной железы, аденомы простаты и др. Нередко болящему сразу предлагается операция. Но оперативное лечение всегда имеет риск осложнений, и в медицине есть понятие этапности лечения хронических болезней. Первый этап – это консервативное лечение лекарствами, лишь при его безуспешности наступает второй этап – хирургическое, радикальное лечение. В нашем случае консервативное лечение – это травы и натуральные процедуры. Мне даже известен случай, когда межпозвонковая грыжа диска под влинием ежедневной ходьбы на 5-7 километром уменьшилась с 11 мм до 7 мм, хотя больному предлагали операцию на позвоночнике. Так что консервативные меры воздействия бывают разные. На этапе консервативного лечения травами мы порой наблюдаем случаи компенсации заболеваний на годы и даже на десятилетия. В то же время мне исзествен случай, когда молодая женщина в 1945 году сделала операцию по поводу геморроя. С тех пор она стала бабушкой и все эти годы опорожняет кишечник только с помощью клизмы.


Но вместе с тем лечение – это не только забота врача, это совместный процесс работы над болезнью и болящего человека. От него требуется соблюдение диеты, физическая активность, или наоборот, постельный режим, если его прописывает врач, выполнение процедур, своевременное прохождение диагностического обследования. В случае психических отклонений заболевшего, или преклонного возраста, контроль за выполнением процедур должен быть со стороны родственников. Например, в преклонном возрасте болящий не помнит, как правильно заваривать травы, сколько капель принимать настойки, не помнит, какие лекарства принимал и какие результаты в ответ на прием лекарств были. Очевидно, что в подобных случаях требуется забота ближайших родственников.


Итак, встречи лечащего врача и больного человека должны быть, по крайней мере, в первый раз через две недели, затем каждые два месяца в течение года. При этом между встречами состояние здоровья болящего может резко меняться, поэтому он должен иметь телефон для связи, чтобы вовремя позвонить лечащему врачу. Например, когда мы изгоняем песок или камни из почек, при удачном изгнании наступают боли в пояснице, рези, частое мочеиспускание. Болящий человек пугается и ищет спасения. Ему нужно вовремя дать совет и поруководить процессом изгнания солей. Конечно, это налагает нелегкое бремя на лечащего врача – в сущности, он автоматически получает едва ли не круглосуточно беспокойную жизнь.


Работая над выздоровлением, болящий должен понимать, что полного исцеления не наступает никогда, ибо все мы рано или поздно умрем от болезни. Православный человек хорошо понимает, что тело наше тленно. Но если нет исцеления, нужно ли лечиться? Понимая, что молодость уже не вернуть, при лечении хронического заболевания мы должны иметь ввиду динамику его протекания. В динамике болезнь имеет две фазы – фазу обострения и фазу ремиссии. Например, при геморрое в фазе ремиссии человек даже может и не вспомнить о том, что он болен, живет и работает, как здоровый. Однако, в фазе обострения при геморрое, наступает кровотечение, сильные боли в прямой кишке, невозможность опорожнить кишечник, невозможность ходить на работу и выполнять свои обязанности в семье. Наша задача в совместной работе над обострением, - перевести геморрой из фазы обострения в фазу ремиссии, когда симптомы исчезают и он сможет забыть на время о болезни, работать и выполнять семейные обязанности. И путем профилактических мероприятий как можно дольше продлять фазу ремиссии, то есть здоровья. А геморрой остается на всю жизнь. Потому что у каждого человека есть слабые звенья в организме, наследственно-конституциональная предрасположенность к той или иной патологии, полученная от родителей с генами. Если это склонность к образованию камней в почках – может быть мочекаменная болезнь, если слабый клапанный аппарат вен нижних конечностей – варикозная болезнь, если слабые легкие – сколонность к болезням дыхательных путей. Вместе с тем на благодатную почву слабого звена падают зерна неразумного образа жизни и произрастает болезнь. Например, при закислении мочи мясом и спиртным процветает подагра, образование солей мочевой кислоты.


Заключение.


Итак, дорогие братья и сестры, подитожим нашу беседу. Если перед Вами стоит задача лечить болезнь, не нужно бояться, сетовать, или осуждать современное здравоохранение. У одного батюшки на двери его кельи есть надпись: «Не как я хочу, а как Господь управит». Если Господь попустил такую медицину, как сейчас, нужно пользоваться тем, что есть, разумно, без ропота, со знанием дела. Необходимо поставить конкретную цель и достигать ее. Если нужен рецепт или бесплатное направление на анализ – обращаться в поликлинику. Если бесплатное направление не дают, пройти необходимое обследование платно. За лечебной помощью следует обращаться только к лечебникам, у которых есть время разобраться с болезнями, либо в стационар, либо к платному врачу. Для уточнения диагноза и проведения оптимальной тактики и стратегии лечения лучше проконсультироваться у нескольких врачей параллельно. Тогда возможность ошибки в диагнозе и тактике лечения будет сведена к минимуму. При этом не следует бояться мнения врача – каждому свойственно не только быть близким к истине, но и ошибаться. Каждый человек индивидуален и каждая болезнь меняется на протяжении времени, поэтому главное – это не диагноз в карточке, а процесс изменения болезни не только внутреннего характера, но и под влиянием лечения. Поэтому важнейшем элементом является динамика, и анализу подлежит именно динамика, которая сама в себе несет максимум информации о болезни и определяет дальнейшую программу совместной работы над лечением болезни. К посещению врача-лечебника следует собрать максимум медицинских документов, анализов, обследований и помнить, какие лекарства принимались и какая реакция организма на них была. Мне, как лечащему врачу, очень нравится серьезный подход некоторых консультирующихся, которые приходят с тетрадями, в которых они рисуют графики давления, температуры, заносят анализы, отмечают прием лекарств и их дозировки. Из этих записей ясно вырисовывается динамика изменений симптомов болезни, ими четко определяется дальнейшая тактика лечения. А при серьезном подходе болезнь, как правило, отступает.


Вместе с тем, начиная лечение травами, не нужно думать о чуде. Тело наше подвержено тлению, и вечно мы жить не можем. Реальная цель, которой мы можем достигнуть – перевести болезнь из фазы обострения в фазу ремиссии, чтобы болящий и страдающий человек мог жить, работать, радоваться жизни, которую Бог дал, исполнять свои обязанности в семье. В случае тяжелых болезней страдающий человек должен, по крайней мере, обслуживать сам себя, чтобы не быть обузой своим близким. Это наша программа-минимум.


Ждать чуда от врача или от трав – больше относится к фантазиям, насаждаемым желтой прессой, наша же реальная задача – это совместный труд над здоровьем и врача и болящего человека. И к консультации болящий должен серьезно подготовиться, чтобы она была результативна. Господь создал тело человека и законы биохимии, физиологии, микробиологии, по которым оно живет. Если мы будем поступать разумно и правильно, то нас ждет успех.


Укрепи, Господи, всех болящих и страждущих, у микрофона был врач-фитотерапевт Всеволожской поликлиники Алифанов Александр Александрович.